Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 

О. Сулейменов нехотя доказывает

мою теорию Логической истории цивилизации на Земле.

(по мотивам книги О. Сулейменова «Аз и Я»)

Часть 2

Русский язык - тюркский

 

Как нам досталось «Слово о полку Игореве»

и почему оно позарез нужно нашей Родине

 

 

В 1792 году А. И. Мусин-Пушкин, обер-прокурор Святейшего Синода по указу Екатерины II от 11 августа 1791 года «О собирании и изъятии из монастырских архивов и библиотек рукописей, представляющие интерес для русской истории», каким-то неизвестным образом «приобретает» сборник XVI века на бумаге. В нем «обнаруживается» список «Слова о полку Игореве».

В московском пожаре 1812 года этот «список» «гибнет». Но Мусин-Пушкин уже успел его переписать для императрицы. Именно этот «список» Мусина-Пушкина 19 века со «списка» 16 века, каковой сам был «списком» с пергаментного «оригинала» 12 века, и поступил в «научный» обиход.

«Список» Мусина-Пушкина сразу же вызвал скептическое отношение. Например, К. С. Аксаков считал, что «Слово» подделано даже не русским патриотом, а иностранцем.  Мало того, ходил анекдот о другом подобном «списке», добытом Мусиным-Пушкиным, который похвастался в одном доме, что его купил. А ему в ответ – молчание, так что он вынужден был спросить, что же вы? мол, радость то какая? А ему отвечают: « Да ведь и я, граф, купил вчера список подобный!»  –  Как так?  – Вот так. –  У кого? –  У Бардина. Тотчас был послан нарочный, привезена рукопись. Оказалось, что оба списка – как две капли воды и сделаны одним и тем же человеком, к этому дню уже покойника.

О. Сулейменов и вопрошает: «Если Мусин-Пушкин не мог распознать подлог Бардина, то где гарантии, что сгоревшая рукопись тоже не была чьей-то фальсификацией, Мусиным-Пушкиным не узнанной? И если бы Бардин продал только один свой список, так ли скоро мистификация бы открылась?».

французский славист Луи Леже в 1890 году опубликовал результаты своего историко-литературного анализа, который свелся к следующему: «Слово о полку Игореве» - произведение подражательное и слабое. «Задонщина» (о том же самом) - оригинальное и поэтически сильное». Он предположил, что «Задонщина» была обнаружена в конце XVIII века и на ее основе неизвестным фальсификатором создано «Слово о полку Игореве».

Далее О. Сулейменов отмечает: «Заслуживает серьезнейшего, аргументированного ответа такое, например, замечание А. Мазона: «Язычество, самое искусственное, распространено на всем протяжении произведения вплоть до неожиданного предела весьма христианского содержания»». 
И продолжает: «Профессор Мазон настолько силен в своем анализе, что не понимает, что почти все «христианство» «Слова» – это добавки монахов-переписчиков, которых не могло не шокировать полное умолчание христианства. Вставки их шиты белыми нитками, в особенности в конце о «хрестьянах», о которых в «Слове» до этого, кстати сказать, не было сказано ни одного слова».

И добавляет: «В эпоху «избиения волхвов» произведения, насыщенные языческим колоритом, попросту смывались, и пергамент использовался для «правильных» писаний. Церковь причинила древнерусской художественной литературе не меньше вреда, чем пожары Батыя». Поэтому надо полагать, что не только для «Слова о полку Игореве» «мытого» пергамента уже не нашлось, но даже и для Радзивилловской летописи, которую Петр I «нашел» во взятом им Кенигсберге тоже на бумаге.

Сомнения насчет «Слова» раздавались только из-за границы, тогда как внутри России все ученые хором были «за неподделку», что дало повод Сулейменову подытожить:  «На поле – одна команда и вся состоит из защитников. Нападающие давно ушли в раздевалку. Команда имитирует яростную борьбу с жупелами – игра в футбол по телефону».

Так как российская «футбольная команда» защитников подлинности «Слова» апеллировала к подлинности водяных знаков на бумаге 16 века, Сулейменов добавляет: «…бумага могла быть действительно старой с подлинными знаками XVI века. Запасы ее дошли до XVIII века в монастырских библиотеках».  Ибо точно на такой же бумаге была написана Радзивилловская летопись Нестора, добытая Петром.

Таким образом, вся русская история основывается на указанных двух бумажных «подлинниках» якобы 16 века, если не считать Лаврентьевскую летопись, сварганенную в Венгрии Поджо Браччолини – личным подельщиком Козимо Медичи при «Новоплатоновской» академии в период  «сотворения» знаменитой унии православия с католичеством и хранящейся в Лаврентьевской библиотеке сына Козимо Лаврентия, (см. мои другие работы).

Отсюда я позволю себе следующие выводы.

Согласно моей теории «собирания Руси» и вообще всех государств на Великом проходном дворе (пути соли) хазарскими казаками-разбойниками, среди них грамотными были только «евреины»-атаманы, само войско состояло из представителей местных племен, не знавших ни единой буквы.  (См. другие мои работы). 

Поэтому, во-первых, жгли все подряд без разбору, накопленное ранее проникшими на Русь торговцами-«евреинами» Хазарского каганата, грамотными все как один.

Во-вторых, пожары «возникали» в монастырях неслучайно, а преднамеренно, когда игумены «не понимали разбойников», так что чистая писчая бумага могла сохраниться кое-где.

В-третьих, монастыри создавались самими казаками-разбойниками для своих разбойников-«пенсионеров» и «увечных» в разбойных боях. 

В-четвертых, «разбойники на пенсии» не умели и не хотели работать, поэтому принуждали окрестное население работать на себя «десятину».

В-пятых, рабский труд неэффективен, поэтому именно монастыри с помощью давно известной «евреинам» водки «приобщали» своих рабов к труду на себя и религии, до тех пор, пока рабы не становились добровольными всего лишь за «чван» водки. В результате обнаглевшие разбойники-монахи начинали даже «чваниться», уверенные в себе, (см. работу о чванстве). 

В-шестых, в монастыри приходило богатство от использования бесплатной рабочей силы, а свободных смердов в округе становилось все меньше и меньше. Именно в это время смерды начали «смердеть», тогда как прежде это были уважаемые свободные земледельцы.

В-седьмых, с нашими разбойниками мы совсем упустили из виду торговцев Хазарского каганата, каковые построили города на Волге, начиная от Астрахани - Итиля и прочая и заканчивая Великим Новгородом и вообще – Прибалтикой.  Города – это торговые фактории, продолжение караван-сараев, уже давно существовавшие на Великом проходном дворе от самого Тихого океана.  И именно казаки-разбойники этого же каганата грабили торговцев, вначале на пути между городами, а затем, набравшись сил, приступили к «взятию» самих городов, создавая на их основе свои княжества-государства и облагая как торговцев, так и окружающее население данью – налогами.

В-восьмых, казаки-разбойники начали между собою воевать за создание «единой и неделимой» империи из отдельных княжеств, тратя на эти междоусобицы все свои силы и все больше и больше эксплуатируя как торговцев, так и окрестное население. Торговцы уходили из этих мест в более благодатные места, например, в Ханты-Мансийск и в ту же Венгрию. Население разбегалось по таежным дебрям по малым, уже не судоходным рекам.

В-девятых, а монастыри, повторяю, созданные разбойниками, оказались вне конкуренции, все более и более богатели, и пришла пора, когда они перехватили влияние на народы у своих создателей. Это было время патриарха Филарета, назначившего своего малохольного сына первым нашим царем Михаилом Романовым. А уж его сын Алексей Михайлович почти закончил это дело, подчинив себе знаменитым «церковным расколом» ослабевших разбойников, которым грабить уже было некого, хазарские торговцы вроде бы испарились, но на самом деле ушли, рассосались по более благодатным местам. Я здесь опускаю борьбу между волжскими и донскими разбойниками и между «окнязившимися» (в верховьях) и «самостийными» (в низовьях рек) разбойниками, достаточно рассмотренную в других моих работах. Главное, что правнук Филарета Петр I окончательно закабалил церковь, впервые назначив ей обер-прокурора, с одного из которых я начал эту часть статьи.

В-десятых, пора было начинать писать благостную историю «единой и неделимой» России. Но для этого не было никакой основы, тем более – благостной. Лаврентьевская летопись не годилась, ибо она была пронизана католицизмом, так как специально создана для нас в указанной «академии», точнее для «пути из варяг в греки», аж до Зауралья, (см. мои другие работы). Радзивилловская летопись, если туда вставить «призыв варягов володеть собой», создавала общую фабулу исторической сказки, но не хватало идеологической основы для внедрения в сознание тысяч племен – «соборности», каковую якобы в подсознании держали все эти бесчисленные племена. Именно для этого заурядная (из сотен подобных), неудачливая (50 из 100) распря между казаками-разбойниками из-за награбленного раздута до мировой войны. Чтоб показать нам нашу с вами «соборность» из «трех китов» (плюс самодержавие и православие) во всей своей красе. Ныне эта «соборность» называется «народность».   

Но возникла непреодолимая беда. Примерно как ныне с «национальной идеей». Ни один из разбойников, покоривших всю Восточную Европу, уже не понимал ни единого русского слова не только из 12 века, но и из 16-го. Это – следствие разврата, всего лишь двухвекового.  «Евреины-богатыри» типа Ильи Муромца, Соловья-разбойника и особенно «писаря» Добрыни Никитича («служил во писарях»), стоявшие во главе разбойных шаек (см. мои другие работы) вымерли поголовно.  А новые разбойники, вернее, потомки прежних, уже получили «регулярное» воспитание в Голландии, от галлов. Точнее от последних галльских католиков. Ибо в Западной Европе как раз к этому времени расцвел протестантизм, кальвинизм и просвещение. (Разъяснения в других моих работах).  Именно поэтому упомянутая «игра  в футбол по телефону», где главным тренером был недоброй памяти моей и Сулейменова и сверхдоброй памяти наших властей академик, «честь нации» Д.С. Лихачев. Всего лишь за то, что за 50 лет «изучения» он не увидел подделок хотя бы в Радзивилловской летописи (см. Носовского и Фоменко), тогда как указанные авторы увидели их с первого взгляда, притом на фотографии, а не в оригинале, у него надо все титулы посмертно отобрать. Но этого никогда не будет, пока Россия «едина и неделима».

Поэтому интеллигенту О. Сулейменову осталось лишь похохатывать, разбирая этот «переводческий» с русского на русский «труд». Но я не буду на этом останавливаться, оригинала «Аз и Я» – достаточно.  Я лишь выберу для анализа те места, которые подтверждают мою Логическую историю цивилизации на Земле. Ибо все новые и новые доказательства никогда не бывают лишними. Примерно как масло в каше.

 

«Слово…» ведет нас в верховья Оби,

на Великий проходной двор, а возвращает – в Москву,

а затем толкает на рынок рабов в древний город Кафу

 

О Сулейменов пишет: «…мы можем попытаться узнать значение авторских слов – «и ходына Святославля, Ольгова коганя хоти...». И продолжает невдалеке по тексту: «В «Слове» употреблялась лексема «хоти» в значении «жена», «супруга». Форма «ходына» еще один из гапаксов «Слова». В известных памятниках древнерусской литературы употребительна ордынская форма «катунъ», например, в «Задонщине» в речи татар: «уже намъ, брате, в земли своей не бывати, а детей своихъ не видети, а катунъ своихъ не трепати».

Посмотрите на карту, река Обь рождается от слияния рек Бии и Катуни, которые так названы задолго до написания самого «Слова…». Дураку понятно что, если Катунь – жена, то Бия – муж, точнее по Сулейменову бай, в том числе – начальник над женой согласно торгово-иудейскому правилу патриархата, прививаемому автохтонам. Тогда само имя Обь – оба, двое, вместе. В отличие от праеврейского «кон» (con), когда дело имеют не с двумя составляющими, а – с множеством. А это уже говорит о том, что эта великая река получила свое название не с нижнего своего течения, а – с верховьев, где сливаются в экстазе Муж и Жена. И значит, цивилизация двигалась не из Гипербореи, а – наоборот, в Гиперборею. С Великого проходного двора поваренной соли с Баскунчака на Тихий океан.

Насчет Оби – оба вы можете мне не поверить, тогда я вам приведу еще один пример. На юге Кемеровской области, в верхнем течении реки Томь, впадающей в городе Томске в Обь, есть бывшее прагосударство Шория, после изгнания шорцев подальше в горы получившее название Горная Шория. А шорцы – значит – кузнецы. На месте же изгнания ныне воздвигнуты два металлургических гиганта, один – в 30-х годах, другой – в 50-60-х. Но не в этом дело. Прямо в городе Новокузнецке (бывший Старокузнецк) как раз в этом месте в Томь впадают практически рядом (2 км) реки Аба и Кондома. Но, еще до строительства этих гигантов река Кондома впадала в Абу, а затем уже обе (тоже Обь, хотя она и Аба) эти реки вместе впадали в Томь. И даже в 1959 году, когда я здесь занимался топографической съемкой как студент-практикант,  я нанес на карту цепочку стариц, отмечавших прежнее русло Кондомы. Только теперь уж этого не видно, так как здесь ныне самый центр города Новокузнецка, старицы засыпаны доменным шлаком, а поверх еще замыты трехметровым слоем глины, накачанной сюда землесосами в противоположного берега реки Томь.      

От Катуни-жены перейдем к «хоти» и «ходыне», тоже женам, хотя и несколько исковерканным на великой Руси. Только я не ради их самих перешел, а ради Ходынского поля, Ходынки. В переводе на современный русский это – Девичье (женино) поле, откуда – Девичий монастырь и прочие прелести. Только что же это значит? Неужто тут все жены собирались, убежавши от своих мужей повеселиться? Но лучше вам сначала почитать мою статью про Нижегородскую ярмарку, где девиц продавали оптом (http://www.borsin1.narod.ru/download/9jazikoznanie.htm).

Так вот, когда в окрестностях Нижнего все девицы были проданы на Великий проходной двор, а новые по этой самой причине стали рождаться реже, ярмарка эта перебралась в Москву.  Но уже не для Волги, а для Дона. Я так уверенно об этом говорю потому, что в городе Коломне, что стоит при впадении Москвы-реки в Оку, на этой самой Оке, в нескольких километрах выше впадения в нее Москвы-реки есть преотличный брод. А Ока не маленькая, особенно в те поры. Так что бродов на ней не так просто найти. При этом брод этот, если перебредешь Оку, прямиком ведет к истоку Дона. Дон же ведет в Кафу (Феодосию), в Кафе жили караимы еврейских кровей с тюркским обличьем, очень способные к торговле. Между этими «тюрками» и городом Коломной по Дону жили в землянках казаки-разбойники (Подонская орда) во главе с Ильей Муромцем, предком любимого нашего князя Дмитрия Донского. Только не забудьте, что начальниками у этих разбойников всегда были «евреины». Так что зря историки катят бочку на «набеги крымских татар», они бы напрочь заблудились в здешних, дремучих лесах.  Но я отвлекся.

Так вот, как раз напротив упомянутого брода на Оке, на московском крутом берегу есть огромное, ровное как стол Девичье поле, а невдалеке – Девичий монастырь, полная копия московских. Ранее, я думаю, они тоже назывались как-то поближе к Ходынке. Комментарии нужны?

Тогда обобщу. В предыдущем разделе я вам доказал с помощью Сулейменова, что Русь связана с восточным участком Великого проходного двора, с Алтае-Саянским. Теперь доказал, что и с западным участком, считая от озера Баскунчак, Русь неплохо была связана. Причем еще до написания «Слова о полку Игореве». А о самом этом Дворе можно посмотреть, например, http://www.borsin1.narod.ru/download/VKS.htm.  

 

Никак все языки – «тюркские»?

 

Приведу свободный набор фраз из Сулейменова. «Из древнетюркского йазык – степь, равнина». 
«Старославянское «погань» – язычник, варвар, болгарское «поганен» – язычник, славянское «похан», древнепольское – «поган», современное польское «поганиин», литовское «пагонас», латышское «паганс».    Источником для славянского термина (и для греческого, латинского, болгарского), мне кажется, могло послужить тюркское паган – «пастух» (паган, пакган, баккан, бакган) – причастие прошедшего времени от пак (бак) – паси». 

Интересно, а прибалты – тоже тюрки? А греки? А «латиняне», они же итальянцы, тоже оказывается тюрки? Нет, – скажут безмозглые историки, – латиняне и греки – не тюрки, русские – может быть, но греки – никогда и ни в коем случае. И тут же выкрутятся, дескать, Аттила и прочие гунны наследили. Они ведь с Тихого океана.

Вот на этом самом месте я прекращаю называть историков безмозглыми. Во-первых, мне уже порядком надоел этот эпитет, который они почти насильно стараются к себе вызвать, во-вторых, они – хитро-мудрые, что ближе к действительности. Почему, спрашивается? А потому что все начальствующие историки – евреи, они только в подмастерьях держат гоев. Чтоб, громко пернув, можно было сказать громким шепотом гою, на весь зал как в анекдоте: «Говори на меня, что это я пернул».

Что касается комментариев к приведенной цитате, то я, пожалуй, обойдусь без комментариев, имея в виду, что очень даже хорошее слово «софизм» (теория судебной защиты) те же самые хитро-мудрые превратили в «Новоплатоновской» академии Козимо Медичи в самое ругательное и презренное.

Между тем, Сулейменов продолжает: «Еще одним обобщающим названием степняков стало кощей, кощий. В былинах – кощей, кощеище. Термин встречается и в «Слове о полку Игореве»: «пересел Игорь из седла злата в седло кощиево».  Думаю, что правильнее было бы сравнение с казахским кощ – кочевье, кощщи – кочевник. И в слове «кощун» – богохульник тоже раздается знакомый отголосок: речи и поступки нехристя – кощунство. Так казахское кощщи превратилось в письменные древнерусские формы – кощий, кощей, и в устные – Кощей Бессмертный (бессермен, басурман)».

Немного подумав, Сулейменов добавляет: «Ни в каком другом языке так точно не сохраняются тюркизмы, как в русском». Только я бы на его месте припомнил бы и слово «кошт» – чисто еврейское, что могло бы помочь сообразить о происхождении тюркского от еврейского. Все на том же Великом проходном дворе. Или Сулейменов не знает, что обозначает слово Самарканд?

 

Вредность «тонких» исторических намеков

 

Сулейменов пишет: «По свидетельству Гродекова, казахи кочевали обществами одного рода, допуская в свои аулы из других родов лишь родственников по женской линии, т. е. торкинов. Народ, к которому принадлежит жена, по-тюркски – торкин». Есть многочисленные доказательства тому, что кочевники прочно оседали на территории Киевского государства. Об этом ясно говорит и топонимика: Торчиново городище, село Торское – Харьковщина, урочище Торч, Торчин, река Торчанка (приток Уши), село Торчица на реке Торчице, село Торчевский степак, река Торча, Торчицкое взгорье (Киевщина), город Торчин на Волыни, село Торчицы – в Черной Руси, город Торчин, город Торков (в Подолии), в Галицкой земле – Торки (Пермыш. повет), Торки (Сокальский повет), Торчиновичи (Самборский повет)».

Ключевые слова этого опуса я выделил для вас.

Во-первых, большинство кочевников-казахов до сих пор нигде не «осели». И если казах Сулейменов этого не видит, то я-то видел своими собственными глазами, неоднократно проезжая по Турксибу: поезд останавливается возле каждой юрты и из прицепленного вагона-«телятника» летят буханки хлеба на расстеленный брезент, но большинство все равно – мимо брезента.  Выкинув штук десять-двадцать буханок, поезд трогается, чтоб вновь остановиться у следующей юрты, километров через десять. Было это в 1963 году, и в 1975. И даже в 1987. И я вовсе не хочу обидеть кочевников, я лишь доказываю, что не так-то просто «осесть». На Крайнем Севере, на нефтяных и газовых скважинах тоже иногда работают представители местных народов, но 99 процентов трудящихся все равно туда летают самолетами на двухнедельную вахту из разных уголков страны. Не думаю, чтоб при Рюрике было иначе.

Во-вторых, сегодня через Казахстанские степи идет трафик наркотиков из Афганистана. Не думаю, чтоб кочевые казахи этим делом занимались. И даже уверен, что не они. Так кто же? – Разбойники! Только теперь они уже не казаки, как во времена «Слова…». Хотя в казаках и служили иногда казахи под началом «евреинов». Собственно, как и сегодня зачастую служат, они же каждую складочку местности знают, с завязанными глазами могут вывести куда надо. И дорог у них во все стороны – миллион. Но и «оседать» нигде не собираются.

В-третьих, я бы вообще не затевал этот разговор, если бы не официальные китайские притязания на российские земли до Урала. Оно и не наши эти земли, разумеется, но и не китайские. Ведь на чем китайские власти основываются? На топонимах. Так ведь и Сулейменов такой же козырь дает Назарбаеву насчет половины Украины с прибавкой туда же российского юго-запада.

Но я надеюсь, вы просмотрели мою предыдущую ссылку насчет Великой китайской стены. Поэтому кратко – все эти топонимы понаделали казаки-разбойники, основатели как бесчисленных «тюркских каганатов» на Великом проходном дворе, так и нашей незабвенной Руси.

 

Беспорядочный разбойный секс на службе истории

 

В предыдущем разделе я так и не объяснил вам, откуда взялись тюркские матримониальные топонимы на украинской земле. Я это сделал специально. Здесь будет понятнее, ибо я продолжаю цитировать Сулейменова.

«Я предлагаю взять, – пишет он, – за исходную форму кипчакскую «бiрак» – союз (буквально соединение, сочетание», от числительного 6ip - один). В монгольском языке понятия «союз», «примирение» тождественны и выражается термином «эвлэх», происходящим от древнетюркского еблек – женитьба, от ебле – женись, букв. «обзаводись домом». 

Давайте-ка остановимся и договоримся на берегу. Мы не в детском садике? Не в начальной школе? И даже не в институте благородных девиц? Мы изучаем или прикидываемся? Тогда открытым текстом по лесенке: ебля, ебать и только лет через 300-500 – «обзаводись домом», а потом уж и «союз». А вот уже от  «бирак» бирюк получается, он же первозданный онанист – один, сам с собою. Другими, солидными словами, те самые «родственники жены» (торки, торчи и торкины, торчины), что недорассмотрены выше, ни что иное как разбойники с торчком торчащими хуями идут в чисто женские поселения, (см. мои другие работы, например http://www.borsin1.narod.ru/download/predkratko.htm). Ах, я же вам о хуях еще ничего не рассказал. Подробно это изложено в упомянутой статье о Великой китайской стене, а если кратко, то распространение извращенного слова уйгуры (правильно – хуйгуры) от Тихого океана до Венгрии как раз и отвечает на этот вопрос. Что касается седых моралистов с детски испуганными глазами разоблаченных онанистов, то они могут не читать этот абзац. А то вот я живу между двумя московскими школами и ежедневно слушаю такой изощренный и отборный мат, срывающийся с пухлых губок нынешних старшеклассниц, что лично я, 55 лет назад впервые спустившийся в угольную шахту, слегка робею.

Вот почему историки карамзинских времен так ловко выдумали монголо-татарское иго. Но вы так к нему привыкли, что вас можно добудиться только сказав, например, об австралийско-гренландском иге над городом Лос-Анджелес.  

Однако, на этом примере Сулейменов не прекратил шутить, прикидываясь девицей. Он ведь начал про еблю через «бирак», как вы видели, а затем продолжил: «…то же слово, но в форме булгарской - пiрак – соединение (пipaгy – соединить).  Лексема эта пришлась славянам весьма кстати. От нее образовано целое гнездо слов, объединенных смыслом – соединить. Сравните: пряжа, пряжка, упряжь, спряжение, прясть, пряду, прясло, напряг, запряг (но – запрячь, напрячь). Чередования я/у в данном случае я объясню возможной метатезой – пиpaгy – пipyгa. 
Сравните: 1) сопруга, сопруг (гласный приставки ассимилируется ударным, корневым гласным - супруга, супруг); 2) подпруга; 3) упруг, пружина. В церковнославянском деформируется не только форма, но и смысл. Книжники взяв из народного словаря термин «распряг», т. е. разъединил, придают ему политическую окраску, и выделяют ложное существительное – распря – разъединение, разделение. Не очень точно определив смысл приставки рас (раз), они вычленяют новое слово «пря» в значении «ссора» (масштабно ослабленная распря). Но именно приставка придавала негативный, обратный смысл корню пряг, пря» (выделено мной).

Невразумительное многословие тут нужно, чтоб великий тюркский язык никак не попал в младшие родственники к персидскому и уже через него – к арийскому санскриту из предгорий Афганистана. Каковой, в свою очередь, сами пуштуны говорят – еврейский. (См. например http://www.borsin1.narod.ru/download/Ibn-Fadlan.htm). А бухарские евреи, сами знаете, ныне не только в Бухаре живут. Поэтому вам надо заглянуть еще и сюда http://www.borsin1.narod.ru/download/10jurisprudens.htm. Чтобы я здесь долго не объяснял. 

Изначально «пра» на еврейском санскрите – личная, частная собственность (так сказать собственность отца (праотец), собственность матери (прамать). В отличие от «сом» и «кон» – общей собственности, например, на ближайший лесок с бананами.  Чуть позднее это слово стало обозначать нечто  «перед», «прежде», «близко к»,  «от имени».  А также «то, что прежде, чем прибудет», или «что отделяет индивидуума и вещь друг от друга». Кроме того, это – отношение лиц друг к другу, или разделение, отделение «меня» и «тебя» («вас») по расстоянию и времени. Теперь уж вы должны сообразить, что «пра» и «пря» ни что иное как собственность в товаре. Но понятие товара еще нет, оно позднее произойдет от «to war» – добытое на войне, войной. Это уже когда казаки-разбойники подчинят себе торговцев. Но и соединение собственностей есть «пря», а разъединение – «распря».

Об остальном вы сами догадаетесь, а я пока продолжу.  У русских это понятие так и осталось, только здорово исковеркалось, что говорит о более раннем, от хазар его проникновении. У древних греков – «prin», а у «древних» римлян – «prae» и «prope». Затем слово попало к французам в виде «proprietas», уже в чистом виде – собственность. А у товара на Западе так и осталась разбойная кличка, затем, вместе с католичеством Медичи пожаловавшее на нашу великую Родину.

Я все это к тому написал, чтоб вы выбросили из головы идиотское слово «индоевропейское» и заострились на «еврейском». Я же вам сказал уже, и не один раз что история писана евреями, а им и без того хватает бед с многочисленными гитлерами от сотворения мира.

 

Вернемся к Великому проходному двору,

простершемуся уже до Франции и Британии, не считая Испании

 

Сулейменов пишет, страстно желая ограничиться тюркским языком: «Славяне встречались со многими тюркскими племенами, и поэтому часты заимствования, сохраняющие диалектные особенности тюркских языков. Числительное «один» представлено в современных тюркских языках такими формами: пир (шорское), пip (хакасско-тувинское), пер, перре (чувашское), бир (азербайджанское, кумыкское, туркменское, алтайское), 6ip (ногайское, каракалпакское, киргизское, узбекское, казахское, уйгурское, турецкое), бер (татарское, башкирское), биир (якутское). В языке орхоно-енисейских надписей (VIII век) - 6ip».

Он как будто не знает, что все эти слова не столько «один», сколько – «первый» (казахские: 6ip - один, 6ipiншi – первый) а то бы он быстренько отождествил немецкий  erste и английский first, наперед зная, что эти нации до сих пор не выбрали для себя однозначного ни «ф» (f  и  ph), ни «b» как следует не могут отличить от «v», путая ее с «u».   

Ну, разве можно себе представить, чтоб автохтонные и разобщенные племена от рек Лены и Орхона до низовьев Оби и Британских островов – все говорят на тюркском языке? И я ведь не сказал вам еще здесь, что хуйгуры (уйгуры) – европеоиды, хотя, если подумать, то они – «еврейоиды» не хуже некоторых «венгров», в фамилиях которых то и дело встречается корень, простите, «хуй», который прямиком ведет к «праву первой ночи», так как деньги-то «для королей» чеканили все-таки евреи.

 

«На всякого мудреца довольно простоты»

   

Историки до сих пор шибко удивляются, что нынешние представители некогда якобы великого народа вдруг все забыли и даже не помянят, откуда, например, взялись в их песках фараоновы пирамиды, а внутри их – фараоновы морские корабли? И я уж не говорю о том, что якобы через несколько тысяч лет им приходится почти насильственно внедрять письменность, каковую они некогда сами изобрели, да призабыли.

Вот и Сулейменов удивляется у себя на родине: «Никогда не забуду январь 64 года. В каталоге библиотеки Академии наук Казахской ССР я обнаружил русское издание «Хроники Вриенния» 1890 года. Вриенний – муж Анны Комнин и сопоставление его хроники с «Алексиадой», (дореволюционное издание которой мне было известно) могло бы уточнить некоторые моменты в истории союзных отношений кипчаков с Византией, и дать новые сведения, упущенные Анной.  Послав заказ, с нетерпением ждал... Я разрезал листы хроники Вриенния расческой. Теперь, отправляясь в библиотеку академии, я запасаюсь костяным ножом для разрезания бумаг. Многие дореволюционные источники по кипчакам в нашей библиотеке вскрыты мною».

Возьмем какой-нибудь нынешний город с его единственным, мощным «градообразующим» предприятием, например, танковым заводом, работающим как часы. А потом разом уберем из него куда-нибудь подальше всю «трудовую» интеллигенцию, вместе с огромным зданием конторы и остальной интеллигентской инфраструктурой, включая начальные школы. Через неделю у рабочего класса закончится металл, и класс этот просто не будет знать, где его достать, чтоб сверлить, точить и плавить. Через десять лет слесаря, умеющие «читать» чертежи, чтоб сверлить и пилить разумно, вымрут, а новое поколение разведет между километровыми цехами огородные грядки. Через пятьдесят лет цеха будут напоминать то, что археологи откапывают в древнем Уре и Вавилоне. А народ вокруг будет беспредельно счастлив, живя в палатках и не представляя себе, что за руины вокруг. И откуда они взялись. Мало того, народ напрочь забудет за ненадобностью всякие там рейсмусы, микрометры и станки с числовым программным управлением, не говоря уже о всяких там ромбододекаэдрах, что составляло примерно 70 процентов их собственного языка, и станут обходиться не более чем сотней слов.

Затем приедет к себе домой новый Сулейменов, и будет несказанно удивляться.

Именно поэтому я составил цепочку:

1.       Первобытный застой в разрозненных племенах.

2.       Одно из племен изобретает прибыльную торговлю и начинает ее практиковать, расширяясь на все четыре стороны и накапливая в себе все достижения мысли прочесанных народов.

3.       Вначале им потребуется синтетический язык, к которому они станут приобщать аборигенов, чтоб торговля процветала. Аборигены же его будут коверкать, каждый – на свой лад.

4.       Затем торговое племя создаст письменность, лично для себя, а не для аборигенов, так как цены обмена множества предметов во множестве удаленных друг от друга мест уже будет невозможно удержать в одной голове. Следом – векселя, расписки, деньги и банки.

5.       Затем наступит потребность в организации производства товаров «широкого потребления», чтобы не зависеть от случайного их получения – возникнут все это объединяющие города и секретные пути сообщения между ними.

6.       Где торговля – там и разбой. Только не аборигенами, так как требуется организация и огромное уважение напополам со страхом к предводителю. Поэтому никто не может быть предводителем кроме тех же торговцев, подвергнутых изгнанию из собственного племени.

7.       Разбойники усиливаются на торговых путях («to war» еще не забыли?),  затем «берут» города, воюют друг с другом, создавая каждый год по государству, столь же быстро угасающие, и центр силы кочует от океана до океана. Торговцы покидают их, и смотри – выше, на пример «градообразующего» завода.

Только не забудьте, что разбойная власть, подмяв под себя свободных в своем выборе торговцев, ведет свою хоть страну, хоть империю – к упадку и прекращению существования. Для убеждения взгляните на нашу российскую власть. Которая потому так долго существует, что рабство народа – феноменальное, но конец ее все равно – один и тот же.

 

Тамга «сено – солома» как герб и флаг

 
Всякий знает, что еще совсем недавно русский солдат не знал, какая у него нога левая, а какая – правая. Отсюда – знаменитое «сено – солома». К первой мировой войне дело дошло до униформы определенного фасона, цвета, эполет и звездочек на них. Сегодня военные самолеты сами, без вмешательства пилота определяют, где «свой», а где – «чужой». С этим кратким введением представляю набор фраз из Сулейменова.

Фразы покажут вам, что безграмотным «солдатам» в казаках-разбойниках грамота ни к чему, у них будет писарь, например, как у Ильи Муромца – Добрыня Никитич (см. http://www.borsin1.narod.ru/download/3demin.htm).

«…тамгой (эмблемой, гербом) рода «ойък» является круг. Название тамги стало названием рода. Простая черта является тамгой рода «тiлiк», а черта по-казахски - тiлiк.  Род балталы гордится своим гербом «балта» (топор), а изображается он простым крестом. Тамга рода найзалы – копье (каз).  Тамга кипчаков – две вертикальные черты («кос-алип» – «два алипа»), что является сдвоенной первой буквой альфа арабского алфавита. Несомненно, существовало до принятия арабскоог письма какое-то иное название тамги. В «Глиняной книге» я предложил возможный архетип «iкi - пчак»  (екi - пшак) - т. е. «2 ножа», пчак (пшак) - очень узкий нож, стилет. Весьма вероятно, что тамга «две вертикальные черты», некогда была названа iкi-пчак (еки-пшак), и это слово-предложение в процессе слияния в одну конструкцию превращалось в кипчак (кыпшак). «Два ножа» удивительный этноним, если бы рядом не было таких, как: «копейные» (найзалы), «топорные» (балталы), «круглый вырез» (ойык), «черта» (типк), «грива-вилы» (жалайыр), «гребенные» (тараклы), «столбовые» (баганлы); если бы начиная с VIII века не отразились в письме племена «10 стрел» (он ок), «З стрелы» (учок). К этому ряду я присоединяю и «пару стрел» (косок). Тюркским самоназваниям вообще не повезло в летописной традиции. Племена «уз» (огуз, гуз) русские книжники величают торками, племена «кангар» (возможно, канглы) – печенегами, кипчаков – куманами, половцами. Народ «кыпчак» упоминается в тюркской письменности очень рано. На каменной стеле на Енисее, писана хроника царствования кагана Союн-чура (VIII век). Четвертая строка начинается: «турк кыбчак елiг йыл олурмыс» – «тюрки-кыбчаки 50 лет обитали (у реки Орхон)».

Выводы.

Во-первых, незыблемо доказано как наличие Великого проходного двора, так и перманентное создание на нем бесчисленных государств, причем создавали их казаки-разбойники.

Во-вторых, так как выше доказано, что первые буквы кипчакам дало торговое племя,  то кто же кроме евреев – предводителей разбойных банд мог назвать эти банды по еврейскому алфавиту? Ибо Сулейменов преднамеренно не хочет отождествлять, например, еврейскую букву «алеф», называя ее «арабской альфой», с «кипчакской вертикальной чертой». Будто он может не знать, что евреи, арабы и греки в эти самые времена читали письмена друг друга без переводчиков. И даже сегодня не слишком затрудняются, примерно как русские при чтении украинских и белорусских слов.

В-третьих, наши русские историки первой волны (типа Татищева и Карамзина) прекрасно знали что русское государство построили (через сеть дравшихся между собой разбойных первокняжеств) казаки-разбойники с верхушкой из евреев. Иначе бы они не переводили разбойников тараклы в «русских  гребенских казаков», ставших сразу же «защитниками родины». Да и «столбовым» дворянам (баганлы) на Руси неоткуда было бы взяться. И уж надо ли мне объяснять Сулейменову, зачем эти историки сложили в шапку гузов-огузов, половцев и кипчаков и прочих, перемешали их хорошенько, а потом вытаскивали по одному с новыми именами. Чтоб не получилось так же глупо как со столбовыми дворянами.

В-четвертых, вам всем лично не мешало бы задать вопрос своим нынешним правителям, вешающим вам историческую лапшу на уши, доколь дескать будете нам, чуди белоглазой не знающей оружия, врать, заказывая и оплачивая галиматью? После этого вам незамедлительно придет в голову, отчего это та же самая, только ныне финская, белоглазая чудь так хорошо живет. Правда, в недостатке водки, отчего не вымирают, а наоборот – плодятся.

 

Немного великоказахского шовинизма совершенно на пустом месте

   
Сулейменов безусловно не дурак. Но так охота выпендриться перед своей национальной властью, которая не хуже и не лучше людоедской российской. Но ведь беспристрастность, надеюсь, лучше?  

Читаю: «Половцы, которых историк А. И. Попов характеризует кратко и категорично - «кочевое население разбойничего склада»,  принесли с собой новую мораль. В 1054 году состоялось совещание Ярославичей, постановившее внести поправку в уголовное уложение Ярослава. Читаем в «Пространной правде»: «отложиша убиение за голову, но кунами ся выкупати, а ино все яко же Ярославъ судилъ, тако же и сынове его установиша». Указана главнейшая задача совещания: отмена на Руси института кровной мести и переход на куновую систему – вещественную плату за кровь. «Кун» - плата за преступление (древнетюркское)».

Заметьте, историк Попов совершенно прав. Только – не в отношении всех половцев. Подавляющее большинство половцев тихо и мирно пасли свои стада, примерно как нынешние казахи и калмыки. Но кто же о них помнит? Помнят и говорят исключительно о кланах Назарбаева и Илюмжинова, а распространяют их безобразия на всех казахов и калмыков. Точно так же как нынешние безобразия кремлевских распространяют на весь российский народ.

Если же говорить о «новой морали» половецких разбойников под водительством «евреинов», то мораль эта – людоедская. Но она не относится к половцам как к таковым, в полном своем составе. Это первое.

Во-вторых, это как же Ярославичи получили от половцев эту «новую мораль»? Это ведь здорово похоже, что и наши нынешние правители кое-что из морали получили от Гитлера. По традиционной истории получить они ничего не могли, а по моей логической истории – действительно получили. Давайте, рассмотрим.

В-третьих, когда половецкие банды в числе прочих банд (см. выше) захватывали в рабство один за другим чудские роды сплошных «чудаков» (так их назвали за неимение оружия), у этого мирного населения не было никакой кровной мести – ни один историк не говорит о ней. Да ее и не могло быть в природе, см. главу моей книге насчет скученных и рассеянных народов. Значит, Ярославичи взяли у половцев кровную месть, чтобы потом ее отменить. Но это же как раз и говорит о том, что сами Ярославичи – половцы разбойной ориентации. Так что «Пространная правда» касается самих угнетателей. Но никак не чудь. Тогда зачем на Руси это «кунное» правило разбойникам понадобилось, когда дома его не было?  Затем, что их мало было в окружении своих новых рабов.

Наконец, в-четвертых, кровную месть на Кавказе и других южных краях Российской империи кроме Ярославичей отменяли цари, генеральные секретари и нынешние президенты. И что у них вышло? А, ничего. По газетам видно. А уже у русской чуди как не было, так и поныне нет кровной мести. Почему? Да потому, что покорители так сделали с покоренными народами, что они поныне не знают своего родства дальше бабушки с дедушкой. И это доказано мной неоднократно.

Это я уже к тому, что Сулейменов высасывает из собственного пальца глобальные выводы.  

 

Черные клобуки, они же «отделяющие» или «разделенные»

 

Не думал я, что Сулейменов не знает о первоначальном значении слова «кара», «кар», «кор». Так как это слово встречается как «водораздел» на картах всей Земли от Никарагуа до Корейского перешейка, Карельского, Карского (Новая Земля), Коринфского, Карфагенского (итальянский сапог) и так далее, включая  водоразделы рек от Австрии до Тихого океана, в том числе штук десять в самом Казахстане. Заметьте также, что еврейская буква «к» (каф) обозначает ладонь, я думаю, разрубающую. И одно это доказывает, что я прав в своей Логической истории.

Но Сулейменов этого якобы не знает, иначе он бы не писал: «Еще одним, очень распространенным именем «своих» тюрков стало - «черные клобуки» (историки считают буквальным переводом известного поныне тюркского этнонима – Каракалпак).  Сын Юрия Долгорукого обращается к своему отцу в 1149 году со словами: «Слышал я в Киеве, что хочет тебя вся Русская земля и Черные клобуки». Смерть киевского князя Изяслава оплакивала «вся Русская земля и все черные клобуки». А когда на киевский стол прибыл Ростислав Мстиславич (сын Владимира Мономаха), то «были ему рады все: и вся Русская земля и все черные клобуки обрадовались». После смерти Ростислава киевляне и «черные клобуки» приглашают Мстислава. Эта характерная формула «вся русская земля и черные клобуки» показывает, какое активное участие в политической жизни Киева принимало племя Каракалпак».

Центр Каракалпакии – ныне богом забытый угол – ничто иное как бывший еврейско-тюркский  Хорезм, а расположен он в дельте Амударьи, каковая по площади и количеству проток не уступает дельте Волги, о которой все до единого помнят. Так что перевод каракалпак, я думаю, разделенные протоками колпаки, а вовсе не черные.

Но раз уж эти колпаки (еврейско-разбойная их часть) попали на Русь, то у меня есть полное основание приписать им спаивание Руси водкой, благо, они научились ее гнать еще в Хорезме из пшеницы, заменив ею финики для водки (сикера) своей далекой аравийской родины. Но, так как я только что написал специальную статью на этот счет «Водка «особомосковская», идейно-крепостническая, от хазар», на этом заканчиваю. Из статьи вам будет понятно, отчего ни одна летопись, как показал нам Сулейменов, не обходится без упоминания черных клобуков наравне с русским народом, но все же, не смешивая их, а – разделяя. 

  

Курицы Тмуторокани

 

Сулейменов как дважды два доказал, что «кур» это стена, а не курица или Курск и вдоволь нахохотался над Мусиным-Пушкиным, первым переводчиком «Слова…». Хотя я бы на его месте заметил, что Курск это тоже – стена, совершенно необычная в Курске, так как здорово похожа на греко-римские (загляните сами в БСЭ).

Но для меня этого мало. Я же не столько тюркизмы рассматриваю на Руси, а – евреизмы. Поэтому мне надо удостоверить вас, что кур – стена распространена на всей земле, куда дотягивается БСЭ. Итак.  

Курага (тюрк.) плоды абрикоса, высушенные на солнце в виде половинок, без косточек. Несомненно, это «стенки» от абрикоса. Курай, башкирский и татарский духовой музыкальный инструмент: продольная открытая флейта из стебля зонтичного растения. Несомненно, здесь только стенки и больше ничего. Курайский хребет в восточном Алтае ограничивает Чуйскую и Курайскую котловины, в сторону которых обрывается крутыми тектоническими уступами.  «Крутые тектонические уступы», разумеется, стены. Пойдем дальше. 

Курак (от узб. кур — слепой), слепая коробочка, нераскрытые или слегка раскрытые коробочки хлопчатника, остающиеся на растении после осенних заморозков. На «слепой» не обращайте внимания, так как главное здесь стенки коробочки.

Курган – получили распространение на всех континентах (кроме Австралии). Под насыпью, кроме могил, бывают дополнительные сооружения — оградки из камней, каменные, кирпичные или глинобитные стены. Кроме явных стен обратите внимание на Австралию, так как я неоднократно доказал, что туда евреи не могли попасть ни по одному океанскому течению.

Курдонёр (франц. cour d'honneur, буквально — почётный двор), парадный двор дворца (усадьбы, особняка), образуемый основным корпусом и выступающими по его сторонам боковыми крыльями-флигелями (реже колоннадой и др.). От улицы, площади, дороги К. обычно отделяется сквозной оградой с воротами. Надеюсь, вы понимаете, что тюрки не могли во Франции так здорово наследить, евреи да, наследили.

Курейка, река в Красноярском крае, правый приток Енисея. Течет почти на всем протяжении в глубоко врезанной долине. Между стен, не так ли?

Курень (тюрк.), на Дону обычный сельский жилой дом, то есть стены. Но если я еще напомню вам, что двор такого дома называется еврейским словом баз, откуда базилевс и базилика, то источник стены вам покажется еще более обоснованным.

Курзал (нем. Kursaal), помещение клубного типа на курортах, предназначенное для концертов, лекций, выставок и др. Только, если кто бывал на курортах заметил, там одни стены и больше – ничего.

Куртина (франц. courtine), в регулярном парке — открытый участок газона, обрамленный стрижеными кустами или деревьями, то есть импровизированной стеной.

Куруктаг, Куругтаг, горный хребет в Китае, сложен древними кристаллическими породами, склоны крутые, скалистые. Ну, чего же вам еще надо? От себя добавлю еще реку Куру, протекающую в истоках и среднем течении в крутом каньоне. Далее Куршаб, Куршабдарья, в верхнем течении — Гульча, река в Киргизской ССР. Протекает в глубокой долине.

И наконец, Куршская коса, Курская коса, песчаный полуостров в Литовской ССР. Протягивается в виде узкой дуги от Калининградского (Самбийского) полуострова до Клайпеды, отделяя Куршский залив от Балтийского моря на заболоченной плоской равнине. Вдоль всей Куршской косы поднимается гряда больших песчаных дюн (высота 30—40 м). То есть, для болота и 30-40 метров – стена.

Ну что ж? В половине приведенных мест со стенами ни одного тюрка до самых последних лет отродясь не водилось.

 

Древняя Рязань

 

О. Сулейменов цитирует из своего списка литературы (9): «Брянский боярин Софоний (носивший в рукописях загадочное и ничем не оправданное прозвище резанца)». И объясняет: «Резанцами называли скопцов или христиан, подвергшихся насильственной мусульманизации, обрезанию. Рьязанцами на Волге и по сию пору прозывают мусульман».

Эта цитата примерно как шпионское закодированное сообщение содержит массу сведений, и я хочу вам их расшифровать. Начнем с того, что Рязань никогда не стояла на Оке как ныне. Старая Рязань была в глубине непроходимых рязанских лесов на границе с открытой Степью. И даже ныне эти рязанские края практически недоступны, не урбанизированы как вся центральная Россия, и только отдельные археологические экспедиции посещают эти места, причем без явных и печатных результатов. Главный результат, что в старорязанских могильниках лежат кости как автохтонного, так и пришлого народа, причем даже конструкция могил – разная. Вот, кажется, и все.

Из традиционной истории известно, что Московия не на жизнь, а на смерть вечно «боролась» с рязанским княжеством, причем рязанцы не раз бивали москвичей. Присоединена она к Московии одной из последних (Тула в 1503, сама Рязань в 1521), а «перемещена» на Оку в 1778 как раз когда пошла бодяга как со «Словом», так и с «Задонщиной». Мало того, это сегодня Рязанская область относительно маленькая, а на заре Романовых в нее входили не только стариннейшие Коломна, Озеры и Зарайск, но и Тула. Другими словами, это было серьезное княжество. И еще неизвестно, подчинялась ли Старая Рязань Московии даже и при Екатерине II в отличие от «новой» Рязани. Я ведь вам уже сказал, что даже ныне там – таежные дебри без дорог. Впрочем, я это уже описывал в других своих работах.

Фантастическая до идиотизма история «русского патриота» еврея Евпатия Львовича Коловрата  тоже ведь случилась в Рязани. Но я ее уже рассмотрел и возвращаться к ней не намерен. Спрошу только, не тут ли обер-прокурор священного синода Мусин-Пушкин, первая фамилия которого здорово напоминает тюркское имя Моисея (Муса), «нашел-купил-изъял» разом и «Слово», и «Задонщину», и «Сказание о Мамаевом побоище Рязани»? Тем более что Коловрат по-русски будет – «болтающийся без дела по округе и то и дело возвращающийся в одну и ту же точку». Примерно так, профессионально поступают казаки-разбойники.

Перейдем к скопцам. Начну с того, хотя я об этом уже писал в других своих работах, что скопец отнюдь не «обрезанный» мусульманин, как считает О. Сулейменов, и даже не кастрат. Между ними – огромная разница и я вынужден ее объяснить, чтоб вы были в курсе. Обрезание – удаление крайней плоти, кастрация – удаление содержимого яичек, оскопление – удаление полового члена полностью, что практиковали в Храмах Кибелы и Афродиты. Чтоб можно было поднять полу кафтана и показать, смотри, у меня ничего нету, отчего у В. Даля скопец имеет синоним – каженик.

Но я бы не стал вдаваться в эти несколько «неисторичные» подробности, кабы не было нужды. Дело в том, что именно евреи придумали поручать скопцам хранить свои капиталы. И даже специально практиковали эту штуку за рамками времен Кибелы, когда она стала им без надобности, а последствия культа – наоборот, пригодились. По этой же точно причине скопцам поручают охрану гаремов, ведь женщины, как и золото – блестят. Для России же  скопцы и финансы в одном флаконе еще долго сохранялись, особенно у староверов, (см. В. Даля), каковые и составляли всю «древнюю» Русь до Романовых. Причем даже в Сибири, когда ни одна нога москвичей туда еще не ступала. То есть, это всеобщее правило для казаков-разбойников Великого проходного двора от Москвы до Владивостока, которого, естественно, тогда еще не было. Зато была Корея, некоторые потомки из которой до сих пор живут на озере Балхаш в Казахстане.

Для полноты картины я напомню вам, что в могилах Старой Рязани найдены «звенящие подвески» и они даже нарисованы в БСЭ, из чего я сделал вывод, что нет ни одной могилы от Рязани до Тихого океана, в которой бы не было таких подвесок.

Чуть не забыл вам сказать напоследок, что не было ни одного скопца у безграмотных разбойников, который бы по своей должности не был отменным грамотеем и счетоводом. Как известно, деньги счет любят, а бухгалтерия – баланс, счета и накладные. В свободное от работы время эти драгоценные умения и способности из-за отсутствия влечения к женщинам используются как хобби, для описания событий. Кстати,  в бандитском отряде Ильи Муромца согласно древним сказкам:

«Еще что же за богатырь ехал?

Из этой из земли из Жидовския

Проехал жидовин могуч богатырь

На эти стрепи Цицарския».

_______

 

«Тридцать-то было богатырей со богатырем

Атаманом-то – стар казак Илья Муромец,

Податаманьем Самсон да Колыбанович,

Добрыня-то Микитич жил во писарях,

Алеша-то Попович жил во поварах…»

 

Надо полагать, скопцом-казначеем был тут «податаманье» Самсон Колыбанович. – Отчество у него как весы колеблется. Потому-то он и не попал на картину Васнецова, казна – дело тонкое, тоньше самого Востока. А Добрыня ввиду большой славы Муромца сосредоточился исключительно на истории грабежей и междоусобицах бандитов. 

Поэтому путать их всех с мусульманами, наработанными из христиан, я не позволю даже уважаемому  мной  О. Сулейменову.

 

«Первые упоминания в летописи»

 

По моему мнению, историки зря так сильно уповают как на несомненное доказательство возникновения города его  «первое его упоминание в летописи». Я это потому пишу, что это совершеннейшая чушь, которую требуется развеять, так как «первое упоминание» не менее чем лет на 100-200, а то и более отстает от самого создания города. 

Вот, например, Сулейменов пишет: «Почему-то в книге не нашлось места хотя бы для такой справки из русских летописей, которая сообщала, что Киев, ставший центром русского государства, основали хазары».

Я уже неоднократно сообщал вам, что города создают торговцы. Но торговцы летописей не пишут, им некогда, они пишут только прейскуранты, купчие, счета, долговые расписки и так далее. Вот из них историкам и можно извлекать интересные сведения, включая даты, только не церковные, так как любая церковь начинается намного позднее начала торговых отношений. И исходя именно из них. Поэтому ни Хиждра, ни Р.Х., ни даже упоминание Христа или Аллаха в летописи для основания города недействительны.

Следом за торговцами идут казаки-разбойники и основывают монастыри неподалеку от городов, для пенсионного обеспечения своих покалеченных и престарелых бандитов. Именно там зарождается религия для окрестного населения с помощью водки для того, чтоб это окрестное население за чван водки работало в монастырях на пенсионное обеспечение бандитов.

Именно в монастырях, от неча делать начинают писать летописи, разумеется, упоминая окрестные города, и врать им незачем. Но беда в том, что в конечном итоге городские разбойники берут верх над монастырскими разбойниками, беря в свои «светские» руки власть над «чернецами» и делая их своими слугами за неплохое питание. При этом власть берется постепенно, разбойным городом над ближайшим разбойным монастырем, и так продолжается от монастыря к монастырю. Естественно, в руки светской власти могут попадать монастырские летописи, только, кому они нужны? Не разбойное это дело летописи читать.

В серии междоусобиц между городовыми разбойниками начинает формироваться относительно крупные государства, такие как Тверское, Рязанское, Московское и прочие, а уж в междоусобной борьбе между ними выкристаллизовывается Российская империя: Филарет – Алексей Михайлович – Петр I. Вот тут и наступает момент конфискации у монастырей летописей и создание на их основе истории государства. Разумеется, с упором на то, что столица – всех древнее. «Ненужные» летописи сжигаются без сожаления.

Но тут есть один тонкий момент. История Руси – двуплановая. Первый план: цивилизация на нынешнюю Москву пришла по Волге из Средней Азии, в основном из Хорезма через Хазарию. Но раньше она пришла оттуда же, но только по Волге-Каме и Яику на Южный Урал, в Великую Пермь, иначе бы в Московии до сего дня не было бы железа. А без железа и государства нет.       

Вот тут-то и были согласно Сулейменову «получены от древнетюркских языков основные русские слова. Такие как - «воин», «боярин», «полк», «труд», (в значении «война»), «охота», «облава», «чугун», «железо», «булат», «алебарда», «топор», «молот», «сулица», «рать», «хоругвь», «сабля», «кметь», «колчан», «тьма», «ура», «айда»! Они уже не выделяются из словаря, эти обкатанные в веках невидимые тюркизмы. Лингвисты замечают лишь позднейшие, явно «неродные» включения: саадак, орда, бунчук, караул, есаул, ертаул, атаман, кош, курень, богатырь, бирюч, жалав (знамя), снузник, колымага, алпаут, сурначь и т.п.». Тут и глаголица получена.

Второй план цивилизации, значительно более молодой, получен из Венеции и Флоренции при взрывном характере возникновения католичества Козимо Медичи, в момент подписания унии на Ферраро-флорентийском церковном соборе. Он шел через Босфор, Киев, Смоленск, Волок Ламский, Кострому и Вологду на Великий Устюг, на Средний Урал и в Зауралье, в Кондинскую низменность. Это путь лиственницы, иначе – из варяг в греки. Только на озеро Ильмень он никогда не попадал, не говоря уж о Прибалтике. Этот план дал нам слова, такие как, например, баста – хватит, кончай. И ряд производств итальянского рождения, такие как сыроварение в Костроме и Угличе и ювелирное дело – в Костроме. Плюс кириллица и Лаврентьевская летопись из личной библиотеки сына Козимо Лаврентия.

Начиная с древнейших времен и до нынешнего дня, ни один наш князь, царь, генеральный секретарь или президент не хотят быть тюрками. Но чуть выше упомянутые слова здорово толкают исследователей именно в эту сторону. Поэтому многовековая плеяда историков из кожи лезет, чтобы доказать, что мы – кельты. И это действительно так, только как все остальные кельты получили цивилизацию от евреев, но только через – азиатов, включая Кавказ и частично – из  Средиземноморья.  Но до сих пор дураки считают, что Европа – исток цивилизации и поэтому быть европейцами – престижно. А почему Европа совсем недавно заскочила вперед в прогрессе, я уже устал писать.

Поэтому не брать же нам в качестве «матери русских городов» Самару, Казань, Пермь или те развалины, что найдены у горы Магнитная на Южном Урале, не говоря уже о Хорезме. С Балтикой мы вечно воевали, поэтому она тоже не подходит. Оставался Киев, пока он не стал самостийным. А город Саркел, который старше Киева, мы непредусмотрительно затопили и заилили песком метров на 20 еще при живом Сталине или чуток позже.

Что же касается постройки Киева хазарами, то все до единого древние города на просторах нашей Родины построены именно ими, и Киев – не самый древний. Например, Самара, которую уж теперь не найти под водохранилищами, – древнее. И даже Ханты-Мансийск (бывш. Самара). Только как же нам теперь при всем честном мире историю свою переписывать?

Как говорится, заставь дурака богу молиться, весь лоб расшибет.

 

«Изяслав на кровати»

О. Сулейменов пишет: «…вопреки собственному  предостережению, Мусин-Пушкин допустил при расчленении сплошных строк на слова ошибки, не уступающие щербатовскои: «Кь мети» вместо «къмети», «въ стазби» – «въста зби», «мужа имеся» – «мужаимься» и т. д. Непонятые редактором слова часто писались с большой буквы и превращались в собственные имена. Так у Мусина-Пушкина получалось «Кощей» – мнимое имя половца, «Урим» – имя воеводы или соратника Игоря».

Князь Щербаов – «переводчик» Новгородских берестяных грамот ошибался, Мусин-Пушкин при переводе с русского на русский «Слова о полку Игореве» – тоже. Только сам Сулейменов обратил свое драгоценное внимание только на идиотскую кровать, которая стояла среди трупов на поле боя и Изяслав на ней занимался непозволительной в христианстве содомией-любовью со своим подчиненным молодым воином. Оно хоть и смешно, особенно на поле боя средь трупов, где кровати просто неоткуда было взяться, но я бы на месте Сулейменова обратился бы лучше к «Уриму – соратнику Игоря».

Ибо это более значимо для понимания сути, как истории Древней Руси, так и вообще истории, всемирной.  Однако, Сулейменов, написав процитированную фразу, больше к ней не обращался, выправляя «кровать» на что-то другое, я уже забыл. Тем более что у меня есть специальная статья насчет поголовного увлечения на Руси содомией (до самого Петра) вслед за «татаро-монгольским игом». Ибо я это объяснил довольно легко – где нет женщин, как у казаков-разбойников, в тюрьмах и в армии – делать нечего, у здоровой молодежи как-то ведь должен сниматься стресс от первичного позыва.

«Полководец» Урим согласно еврейскому Талмуду никогда не должен появляться без напарника – Туммима. Причем обеих «полководцев» надо писать с маленькой буквы, так как они неодушевленные предметы. Но сколь я не пытался прояснить свою историческую безграмотность с помощью Еврейской энциклопедии, мне это не удалось. Там так закручено с этими понятиями, что легче разобраться при двух классах образования с квантовой механикой и теорией черных дыр, чем со сладкой парочкой урим и туммим.  Энциклопедия эта ходит вокруг да около, не говоря прямо, что же это такое, до тех пор, пока вы на нее не плюнете фигурально.

Плюнул и пошел своим путем, как Ленин. Ур по-еврейски – белый свет, множественное число – урим.  Но так как это – сладкая парочка, значит, тумм – тьма, когда много темноты – туммим. Но так как, сколько бы ЕЭ не виляла, я все же понял, что это какие-то штучки сперва имевшиеся у еврейских судей-женщин во времена Эпохи судей, потом – у еврейских мужчин, и уж в самую последнюю очередь – у всяких там раби-учителей, раби-талмудистов и вообще – в каждой синагоге под рукой у нынешних иудейских священников, забыл, как они ныне называются. Другими словами, это – камушки двух цветов, белого и черного. И ими сперва ворожили как мы с помощью монетки, потом стали судить-рядить, примерно как академики голосуют за наши диссертации, вбрасывая в урну нам белые или черные шары, а затем подсчитывают «за» и «против». Вот и вся еврейская тайна, которую так просто как я ЕЭ не хочет нам рассказать.

Что отсюда следует для нашей российской исторической науки времен Хазарского каганата и «Слова о полку Игореве»?  Только надо сперва узнать, откуда это словечко приплыло в наши российские леса?  Может быть, вместе с Рюриком из Скандинавии? Но я давно и другим способом доказал, что Рюрик к нам заявился как раз с противоположной стороны, с юга. Кроме того, я не теряю надежды как-нибудь, с помощью О. Сулейменова узнать, как «урим» попал к самим хазарам, ибо они – иудеи согласно напечатанной в школьных учебниках «программе». Хотя не все, а только некоторые. Из чего я сделал вывод, что иудеями были только торговцы и главари бандитов, грабящие их. Остальные были примерно теми же, что и сегодня. То есть верили в то, за что нальют чван водки.

И уж если само «Слово о полку…» имеет этот самый «урим» в своем составе, то грех не подумать, что это слово не попало в обиход во всем воинстве Игоревом. Не исключая молодого воина на кровати под Изяславом посередь степи и изрубленных как в мясорубке тел врагов.

                                                                                                        15.10.06.

Hosted by uCoz