Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

 

Нереформируемая Россия – 3

Против лома нет приема, если нет другого лома

 

12. Вместо эпиграфа

 

Ю. Афанасьев в интервью М. Дейчу («МК» от 18 июля 2001г.): «Те, кто приписывает бандитскую приватизацию Чубайсу и Гайдару, допускают грубейшую ошибку. Приватизация была полностью осуществлена еще в эпоху Брежнева, при Ельцине собственность лишь закрепили за теми, кто и так уже ею обладал. При генсеке частная собственность материализовывалась через функцию, через обладание креслом. При президенте она реализовалась в виде наличных. Обладателями коих в первую очередь стали бывшие партийные функционеры, примеры общеизвестны. А КГБ был частью партийной элиты». <…>

На вопрос: Вы пессимист?

-           «Дремучий. Впрочем, я вижу, что надежда оставила еще не всех. Кое-кто еще думает: может быть, у Путина есть какие-то другие задумки? Может быть, когда он овладеет ситуацией, начнется все-таки создание правового государства с господством частной собственности, с подлинным политическим плюрализмом? Что, если Путин в этом смысле еще не раскрылся, потому что народец-то наш – таков, каков есть, с ним слишком загодя раскрываться опасно.

-          А что если так? Ведь приняли же по инициативе Путина закон о земле, о который большевики обломали свои последние копья.

-          Правильно. Про налоговый кодекс, опять же, можно вспомнить. Про закон о судах – как утверждают специалисты, лучший из всех, что были приняты в этой  сфере до сего дня. Вот некоторые и думают: а вдруг? Вдруг он все-таки вырулит?

-          А Вы?

-          Я же Вам сказал: я – дремучий пессимист».

 

13. Зло всегда побеждает добро. По определению

 

Людям это не нравится. Поэтому они стараются верить, а не анализировать. Например, не устают повторять дурь Достоевского, что «красота спасет мир», имея в виду под красотой как раз доброту. Именно поэтому используется иносказание, намек, чтоб заставить верить без понимания. Примерно как в Христа, который на самом деле – Ирод. Меня подобная вера не устраивает. Гораздо полезнее знание, основанное на анализе и синтезе.

Добро, конечно, в природе есть, но оно всегда индивидуально, тогда как зло корпоративно. Доказывать? Пожалуйста. Многие тысячи всяких благотворительных организаций, созданных индивидуальным старанием добрых людей, в конечном итоге превращаются в кормушку верхнего эшелона управления этими благотворительными организациями. И этот факт даже не надо доказывать, достаточно почитать газеты и романы. Добро не умеет объединяться именно потому, что оно индивидуально. И в него тут же внедряется корпоративная система власти – зла.

Поэтому говорить о соревновании, борьбе добра со злом бессмысленно. Надо говорить только о зле, вернее о большем и меньшем зле. И выбирать между ними. Именно поэтому азиатчина изнутри непобедима. Именно поэтому Моисей начал с чистого листа народонаселения. А князь Васильчиков не мог начать с чистого листа, поэтому ни одна из его мыслей не была исполнена.

Добро и зло неразличимы, ибо зло, являясь корпоративным, мимикрирует под добро, тогда как для добра это не имеет значения, так как оно индивидуально. И опять приходится различать степень зла. Вот почему справедливый и независимый суд на основе частного права является единственной возможностью различать степени зла. Надо только, чтобы суд все время совершенствовался, убирая из самого себя элементы большего зла, как только они замечены.

Теперь мне надо привести примеры, ибо все, что я сказал, неочевидно. Давайте, спросим себя: есть ли одна страна-народ-государство, который бы волею своего социума избавились от людоедского правления? Весь двадцатый век, достоверность исторических событий которого несомненна, показывает, что таких феноменов не наблюдалось. Случаи, начиная с Японии и заканчивая оранжевой революцией в Украине, – это следствия борьбы внешнего меньшего зла по сравнению с большим злом внутренним и экспортируемым с противоположной стороны большим злом внешним. Субъекты я не указываю. То есть, только внешнее воздействие может повлиять на внутренние дела, так как внутреннее зло чрезвычайно устойчиво. Примерно как внутренние палочки Коха без применения внешних антибиотиков.

Второй пример мне понадобится, чтобы показать, насколько слаба внутренняя сопротивляемость организма социума. Об отдельном организме индивида вы и без меня знаете.

Германия, как известно, расположена на севере Западной Европы, ее юридическое Второзаконие – самое древнее, не считая самой Византии. И как же легко его сломал Гитлер беспредельным и организованным (корпоративным) злом. Грамотный и законопослушный народ даже пикнуть не успел.

Западная Европа велика и по размеру, и по силам. Но как просто и быстро ее всю завоевал Гитлер на основе беспредельного и корпоративного зла. Она и пикнуть не успела. И я уже не говорю об Александре Македонском.

Кто победил Гитлера? Уж не вселенская ли доброта? Добрые люди, убежавшие в Америку от Гитлера, конечно, написали кучу осуждающих книг, но толку-то что? Зло Гитлера победило другое зло, меньшее. И самое главное, – внешнее.

Теперь вспомните по порядку все те небольшие страны во всех концах Земли, в которых внутреннее зло побеждалось внешней силой, внешним, меньшим злом, в основном американским. У вас ведь пальцев не хватит на всех четырех конечностях. Но только заметьте, я сказал о маленьких странах. Почему?

На момент торжества юридического Второзакония Моисея в заальпийской Западной Европе, на всей остальной суше Земли существовало юридическое Первозаконие Аарона – Ис и одного из последних – Христа. Это было в 16 веке. За 400 последующих лет Второзаконие исключительно под воздействием внешней, меньшей силы-зла распространилось в разной степени своей первоначальной чистоты примерно на пол-Земли.

Только я сразу же предупреждаю: не надо накручивать сюда всякие мелкие привходящие события типа американского рабства, колониальной системы, захвата ресурсов и прочих бед переходного периода. Если мы это сделаем, то в хаосе мелочей потеряем главное: Второзаконие с боем побеждает Первозаконие.

Бой же, сами знаете, – насилие, насилие с благой целью. Оказывается, бывает и такое, исходя из того, что я изложил выше. И Ленин с остальными коммунистами, ранними и поздними, об этом прекрасно знал, провозглашая «мир – хижинам, войну – дворцам». Только я не зря привел этот лозунг.

Дело в том, что если бы Ленин начал не с этого лозунга, а с лозунга «Даешь юридическое Второзаконие!», тогда бы все было в порядке. Ленин же, напротив, делал все от него зависящее для того, чтобы юридическое Второзаконие не восторжествовало в России. Или мне доказывать эту истину, доказанную тысячекратно? Не от него ли идет так называемое «телефонное право» в российских судах? Взгляните хотя бы на картину «Ходоки у Ленина». Там ведь нарисованы крестьяне, выпросившие у Ленина гвоздей. И вождь пролетариата покупает отдельных крестьян, дает им взятку гвоздями в обход закона, дискриминируя всех остальных крестьян: «Вы за меня? Вот вам гвозди». Поэтому насилие Ленина – с целью большего зла. Эта цель: задержать распространение юридического Второзакония на Земле, упрочить юридическое Первозаконие для получения, но главное – для закрепления пользования властью.

Я очень мягко выразился: задержать распространение юридического Второзакония. Более точно – вообще упразднить даже воспоминание о Второзаконии на одной шестой части суши. Со времен Алексан­дра II, почти внедрившего в России западный принцип юриспруденции, последующие цари делали все воз­можное, чтобы откатить российскую юриспруденцию на исходные рубежи перед этим императором-рефор­матором. Они многое успели, особенно по подсудности дел и замене независимых судей чиновниками. Однако частное право, презумпция невиновности и суды присяжных оставались в неприкосновенности на момент прихода к власти Ленина. При нем и его лучшем ученике товарище Сталине все эти три главнейшие института правосудия были ликвидированы. При этом так радикально, что даже нынешние российские юристы-корифеи типа С.С. Алексеева, (см. мою статью «Исторические истоки юриспруденции, публичного и частного права») не знают, что такое частное право. Не говоря уже об остальном народе.

Презумпция невиновности, которую, вообще говоря, надо опровергнуть доказательствами в суде, заменена «признанием вины подсудим», добытым под пыткой в прокуратуре-милиции. Чтобы понять эту фразу недостаточно вдумчивыми читателями, привожу аналогию. Презумпция невиновности – это, если даже на виду у 10 человек кто-то кого-то убил, то он невиновен до тех пор, пока суд не убедится, что свидетели не врут по собственной инициативе, не запуганы, не куплены и не противоречат друг другу. И собственное признание вины подсудимым тут имеет самое последнее значение, отнюдь не опровергающее презумпцию невиновности, а только снижающее наказание преступнику. По установленным другими процессуальными действиями факте его вины.

С судами присяжных вообще анекдот. До Александра II о суде присяжных никто никогда не знал в России. Александр II ввел его для всех. Его наследники сделали суд присяжных только для дворян. На 70 лет подряд советской власти суд присяжных вообще упразднили, заменив его «двойками-тройками» пьяных дураков, отягощенных манией убийства. Затем наступил суд по звонку из райкома партии, когда бумажный закон вообще не имеет никакого значения. И вот, при Ельцине суд присяжных ввели, ибо совершенно было невозможно показаться за границей, если у тебя не оловянные глаза как у советского министра иностранных дел Громыко. Только суд присяжных вводили так осторожно, боязливо и медленно, будто определяли критическую массу урана-235, подсыпая его маленькой ложечкой в кучку.

Наконец кое-где суды присяжных заработали. И сразу же оказалось, что прокуратура-милиция вовсе не собирает доказательства вины подсудимых, а просто бьет их смертным боем, выбивая признание своей вины. На суде же обвиняемые просто-напросто отказываются от своих признательных показаний. Но так как в судах присяжных не принято гонять дела туда-сюда «на доследование» в отличие от государственных судей-солдат («солдат спит, а служба идет»), то суду присяжных ничего не остается, как постановить: «Вина не доказана, подсудимый невиновен».

Такие общегосударственные» деятели как Лужков, которые со своими мэрскими делами еле справляются, предпочитая давать женам строительные и прочие подряды, тут же озаботились: «Как так, как смели присяжные имярек оправдать? Ведь я же велел его посадить». И развивается теория, наподобие поворота сибирских рек, возвращения Крыма или строительства Керченского моста, равно как выдача лично московским мэром общероссийских политических убежищ своим друзьям из СНГ, проворовавшимся, например в Грузии. Дескать суды присяжных неспособны судить в России. Везде способны, а в России – нет, у нас менталитет иной. Поэтому просто необходимо вернуться к «двойкам-тройкам»,  они так были хороши в сталинские времена, решения у них просто сыпались, примерно как сухой сахар из мешка.

Только прошу заметить, мэр Лужков не бомж из подворотни, на которого можно не обращать внимания, он ведь не только общероссийская, он – мировая личность. И за свой призыв к отмене суда присяжных должен сидеть в тюрьме, как покушающийся с высоты своего поста на Конституцию России. Если хотите, я могу представить исчерпывающие доказательства, только в другой работе, здесь – не до Лужкова.

Я так надолго отвлекся потому, что напротив юридического Второзакония, успешно начавшего побеждать Первозаконие в ослабевающем мире людоедских правлений азиатской формации, Ленин и иже с ним выстроили новую долговременную огневую точку, сокращенно ДОТ. И даже Гитлеру здорово помогли, всем, чем только могли: продовольствием и обучением на своих военных полигонах немецких офицеров, так как дома им было учиться военному искусству запрещено международной конвенцией после первой мировой войны.

Страна наша большая, природных богатств – не счесть, 200 народов – рабы, вкалывающие только за еду, не включая сюда даже калорий на воспроизводство себе подобных. Поэтому ДОТ получился внушительный, даже огромный, примерно на одну шестую мираа. И использоваться начал на полную катушку. Прибалтика, Восточная Европа, Куба, Корея, Вьетнам и даже Индонезия раннего Сукарно, не говоря уж об африканских, аравийских и южноамериканских приобретениях «развитого социализма». Только я хочу говорить в связи с этим не о холодной войне двух сверхдержав, которая давно уже набила всем оскомину, а о борьбе воспрянувшего правового Первозакония с Второзаконием Моисея. Ибо именно здесь кроются все проблемы и объяснения так называемой холодной войны.

В результате Второзаконию пришлось не только прекратить наступление на Первозаконие, но кое-где вообще перейти к обороне. Но самое главное все же не в этом. Война до последнего солдата, предложенная Россией Западу, ожесточила и противную сторону, пришлось даже слегка подкорректировать Второзаконие в сторону Первозакония. Особенно хорошо это видно на нынешнем этапе борьбы с международным терроризмом. Ожесточенные и упоенные люди всегда делают ошибки. Именно поэтому борьба Второзакония с Первозаконием прияла вид противостояния сверхдержав в глазах народов. А это большой недостаток, так, как смазывается, размывается в оптическом (радиолокационном) приборе цель. Стали говорить о демократии и антидемократии вместо того, чтобы говорить о юридических Второзаконии и Первозаконии. А я уже говорил, что суть демократии сам черт не понимает. Не говоря уже о боге. Тогда как суть Перво-  и Второзакония я вам объяснил, как говорится, на пальцах: всем понятно.

Если вы поняли о борьбе Второзакония с Первозаконием, то мне незачем разрисовывать противостояние двух супердержав и чем дело закончилось. Я лучше тогда обрисую нынешние их позиции. Китай и Индия ныне умиротворены, естественно, пока временно, другими словами они не лезут пока в эту драку, предпочитая наращивать сумасшедшими темпами валовой внутренний продукт. В результате противостояние сосредоточилось в Центральной Азии, на Кавказе, Ближнем Востоке и Аравии. Именно в этом месте ныне в Землю вбит огромный костыль, что видно по расходящимся от него по поверхности Земли трещинам. Только надо сказать, что понятие исламский мир вовсе не отражает действительности.

Африканская часть исламского мира, включая дорогую сердцу России Ливийскую Джамахирию под водительством пехотного полковника, предпочла не лезть больше в пекло за каштанами для СССР и его «преемницы» России. Куба постарела. Индонезия и прочие тихоокеанские и индийскоокеанские мусульманства в глобальную политику тоже не лезут, у них больше на уме прибыли от туристической экзотики. То есть, исламский мир ныне сосредоточен, если под ним понимать международный терроризм, в указанном мной месте, где забит костыль. На Венесуэлу, на днях якобы кинувшуюся в объятия к России, прошу не обращать внимания. Это временное явление, наподобие летней грозы. Как кинулась в объятья, так и оттолкнет, когда Америка захочет.

Но все равно, глобальный исламский мир, мир китайского коммунизма и индуизма – родня нынешней православной России. Вы удивлены? Ведь, как говорится, лед и пламень, камень и плазма, смола и ладан – не совместимы друг с другом. Еще как совместимы-то!  Ибо это мелкие различия, примерно как накрашенная и не накрашенная жена в семейной постели при выключенном свете. Их всех связывает гораздо сильнейшая связь, примерно как в микромире сильные по сравнению со слабыми взаимодействия.

Эта связь – исповедание властной элитой юридического Первозакония, вытекающих из него людоедского правления народом и так называемой азиатской формации, сиречь – сатрапии Первозакония. И это сильное взаимодействие притяжения просто не замечает слабых взаимодействий, отталкивающих.

Поэтому, когда дело касается Первозакония, все эти страны находят взаимопонимание, тем более что Россия им продает истребители-перехватчики по цене банана. Но и Западу надо угодить, не раздражать его шибко. Иначе в Индии не будут покупать программное обеспечение, а Китаю не будут сплавлять линии по производству второстепенных деталей к компьютерам. Тогда даже нефти на президентский автомобиль купить будет не на что. Вот примерно в таких отношениях с этими странами находится ныне Путин, выстраивая свои игрушечные оси типа «Москва-Пекин» и «Москва-Дели». Грош цена им, и все это знают.

Точно такой же грош-цена заявлениям министра обороны о несбиваемой  чудо-ракете, ибо всем этим уже американцев запугивали и Хрущев, и Брежнев, и Горбачев. Называется – «асимметричный ответ», дешевый как тот же банан. И виртуальный, как война с инопланетянами. И вот доказательство. Любая ракета без безотказной высокой электроники – металлолом с взрывчаткой. А уникальной лаборатории компьютерных гениев по созданию принципов суперскоростных процессоров нет в России дела, так как нет технологий для осуществления их глубокомысленных проектов. Компания Intel им работу нашла, а российские сатрапы лишь ухмыльнулись. Дескать, гора с плеч. Поэтому одна такая ракета министром Ивановым может быть сделана, причем электронику соберут простым паяльником, примерно года за три. Потом покажут на каком-нибудь учении «Россия – НАТО» и тут же забудут, так как мастера-паяльщики к этому времени выйдут на пенсию. В общем, – сказка о Левше, подковавшем английскую блоху, после чего она перестала прыгать.

Теперь можно переходить к тому самому костылю, от которого – радиальные трещины во все стороны. И сразу же обращу ваше внимание на плохо скрываемое под видом «сожаления» злорадство от последствий свержения американцами нашего лучшего друга Саддама Хусейна. Не забывают пространно сообщить о каждом взлетевшем на воздух начиненном взрывчаткой автомобиле, будто у нас самих, на нашей суверенной территории, не подвергшейся пока никакой внешней агрессии, не происходит то же самое и с той же частотой. Отсюда виден наш неослабевающий интерес к ближневосточным делам.

Так что же у нас осталось? Афганистан потерян, разве что остались старые договоренности наших генералов по трафику наркотиков для своих собственных граждан и немного – для Западной Европы, там ведь все-таки не такая таможня как у нас. Самый близкий друг Хусейн свергнут, поэтому у нас возросли затраты на спецслужбы, пасущиеся там лет уже тридцать. Короче, около костыля у нас есть на сегодняшний день только Иран и Сирия. Признаться, не много, притом у американцев давно уже составлены планы по этим двум трещинам возле костыля, и их немного задерживают только послехуссейновские дела. Вот справятся, и начнут. Зато у нас в бюджете будет экономия, так как спецслужбы, за исключением двух-трех умных представителей, придется оттуда убрать. Примерно как неудачников из Катара. Еще в запасе у Путина есть Северная Корея, недаром он так унижается перед Ким Чен-иром, будто он член «Большой семерки».

Теперь расстановка сил нам ясна, осталось сделать несколько выводов о зле, побеждающем добро. Исходя, конечно, из того факта, что все – относительно. Но об этом я уже сказал вам выше. Все наши 200 народов и каждый индивид в отдельности делает своим властям добро. Принудительно, конечно. Тем не менее, добро есть – добро. Он голодный, холодный, не понимающий что такое благодать, трудится. Забывая при этом даже возобновляться известным способом. Именно поэтому в Думе бродит тень закона о запрете абортов и, если не ошибаюсь, о принудительном осеменении, как коров. В ответ на это добро что делают сатрапы? Правильно. Еще больше угнетают, по выбранному мной термину – побеждают. И ни разу не терпели поражения. По крайней мере 500 лет подряд. Если, конечно, не обращать внимания на флуктуации в элите, но об этом у меня есть специальная статья. По-моему, даже не одна.

Что делает наша сатрапская элита, фигурально выражаясь, американцам, то есть представителям истинного Второзакония, если быть точнее? Не удивляйтесь и не кривляйтесь, а отвечайте честно. И вы не найдете другого ответа как то, что наша сатрапская элита делает Второзаконию добро, но для этого потребуются дополнительные доказательства.

Во-первых, благодаря нашим сатрапам «американцам» (простите, но я не буду брать это слово дальше в кавычки, лень как-то, вы и так поймете собирательность этого имени) легко пугать свой народ нашей победой. А это ведь не грошовый подарок.

Во-вторых, наши сатрапы вот уже триста лет подряд, начиная с Алексашки Меньшикова, неустанно везут и везут туда деньги. Меньшиков увез туда годовой бюджет тогдашней России. Сегодня туда везут несопоставимо больше, я даже боюсь этих сумм, вы с ума сойдете, ибо их, если хорошенько подсчитать, можно сравнить только в космических масштабах. Примерно как в световых годах, тогда как свет пролетает за секунду 300000 километров. За год 300000 х 365 х 24 х 60 х 60 = 9 460 800 000 000 долларов, ибо никакой дурак в России крупные деньги не считает в рублях. Хотя, если хотите, можете сами умножить результат еще на 28. И не забудьте, что я взял только один световой год. Неужто это не добро Западу?

В третьих, западные лидеры легче избираются в виду страшилки с Востока. С них потом – меньше спрос за ошибки в борьбе с изощренным противником. И вообще все ошибки можно тогда свести к этой самой, невозможности противостоять азиатчине и изощренности. Так что им в этих целях надо бы лелеять наши сатрапии. Ибо избиратель их демократический в таких условиях смотрит не столько на ум, сколько на решительность лидера. Пример с переизбранием Буша я ведь не с потолка взял.

В четвертых, наши сатрапии знают, как кошка знает, чье мясо съела, чьей благосклонностью она живет. Ибо боится отнюдь не свой народ, а иностранных лидеров. Поэтому спускает свои богатства, фигурально выражаясь, за пятак. Вспомните цену Аляски, загляните в старые газеты как ловко Шеварднадзе отхватил в пользу американцев по линейке кусок нашего океана. А на днях Путин, как будто он не избираемый президент, а – всероссийский самодержец, отдал китайцам острова. И я уже не говорю об алмазах, ведрами ежемесячно отправляемых компании Де Бирс, будто это стекляшки. Неужто это не добрая традиция? А если не согласитесь, я могу столько примеров привести, что у вас волосы на голове дыбом встанут. И даже без привлечения Караулова, рассказывающего о кораблях ценою в доллар, о рыбе по цене песка.

Даже потуги наших российских правителей привлечь к себе отдельные страны невдалеке от Аме­рики (Куба, допиночетовская Чили, Никарагуа) в конечном счете – благо не самим нашим правителям, а все тем же американцам. Ибо, во-первых, наши правители разоряются, так как кроме денег ничем не могут привлечь эти страны. Во-вторых, дают возможность понять народам этих стран всю мерзость юридического Первозакония. И это есть подарок американцам, так как им уже не надо тратить денег на эти страны, достаточно показать, что такое юридическое Второзаконие. В результате народы и страны, вкусившие Первозакония, кидаются в объятья к американцам совершенно бесплатно. Особенно хорошо это видно на примере Прибалтики.

Вы не находите, что я вам доказал и здесь, что зло побеждает добро? Наши правители делают американцам одно лишь добро. Народы наши делают американцам добро лишь только тем, что мы терпим наших правителей. И это я распространяю от России на все страны с людоедским правлением народом. Тем не менее, Второзаконие побеждает Первозаконие и в этом уже нет сомнения. Побеждает силой, например, как на каком-то забытом мной острове, куда американцы сбросили на парашютах двести коммандос, и они сделали там переворот от Первозакония к Второзаконию. На островке этом ныне – благодать. О Японии конца 1945 года вы, надеюсь, еще не позабыли.

Только о Японии надо кое-что добавить, так как вы сразу же мне скажете, что она не делала Америке добра, наоборот, разгромила Перл-Харбор. Но надо заглянуть в эту историю поглубже, начиная с 1850-х годов. Хотя это у меня уже описано в других работах, кратко повторю. В это время в Японии столкнулись интересы России и США. Россия ничего не могла дать Японии, совершенно почти первобытной, причем первобытность ее была плодом регресса древнейшей культуры из-за желания самураев окуклиться в достигнутом угнетении народа. Американцы же, напротив, дали Японии толчок в развитии научно-технического прогресса. Не даром, разумеется, они столько вывезли оттуда японских золотых монет, меняя их на свои бумажные доллары по твердому, баснословно выгодному курсу, установленному японским императором, что от внедрения научно-технического прогресса выиграли многократно. И именно поэтому оставили императора с его самураями и его Первозаконием в покое. То есть, об экспорте Второзакония даже не помышляли из-за обменного курса. В результате получили Перл-Харбор. И только здесь очухались, и все пошло о΄кей.

Только и на этом я не могу закончить. Тут Сокуров недавно снял фильм, о котором трезвонят телевизоры. Основная идея его, что японский император взял на себя все «грехи своего народа», будто он Иисус Христос, отказавшись от своего «божественного происхождения», и, дескать, именно поэтому Япония начала процветать. Чушь какая, хотя и красивая! Атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, в результате которых император отказался от своего божественного происхождения, позволили почти безболезненно перейти к Второзаконию. Вот в чем весь смысл.

Выходит, что зло бывает двух сортов? Нет, конечно. Зло делается, так сказать, опережающим порядком, чтобы тот, кому зло делаешь (несмотря на его добро), не успел тебе сделать зло первым. Если ему вдруг вдумается. Все-таки Первозаконие – опасная штука, хуже чумы и неизлечимее иммунодефицита. Вот к этому сейчас и перейду.

 

14. Мимикрия и радикализм Первозакония

     

Вы еще не позабыли, что мы рассуждаем о том месте, куда забит костыль? Тогда продолжаю.

В Россию Первозаконие пришло от хазар, хазары пришли с Юга: из Ирана и Центральной Азии, полосой, параллельной Великому проходному двору (см. другие работы). Затем потомки Козимо Медичи попытались привить нам католическое Первозаконие, которое (благодаря элементам Второзакония в нем) было несколько лучше среднеазиатского Первозакония. Но, в конечно счете азиатское Первозаконие восторжествовало на «святой» Руси, в основном трудами Алексея Михайловича и его сына Петра. (О виртуальности самого Петра у меня сказано в других работах).

В глубочайшей своей основе ислам ничем не отличается от христианства, это доказано мной во многих работах. Ибо обе веры основаны на Первозаконии. А те многочисленные различия, на которые так сильно напирают приверженцы этих религий, для непредвзятого, стороннего  человека – сущая ерунда. Примерно как разница в двух картинках, нарисованных бок о бок в газете под заголовком «Найди 10 отличий». Еще меньше отличий между православием и католичеством. Ту можно написать: «Найди 3 отличия». Зато разница между католичеством и протестантизмом-кальвинизмом – огромна, хоть и всего одна. Протестантизм-кальвинизм основан на истинном Второзаконии Моисея, юридическом Второзаконии. Именно поэтому такое отчуждение между Востоком и Западом Северной Европы. Но речь у нас теперь именно о Востоке, точнее – об Азиопе.

До того как Англия, Голландия и Германия начали завоевывать остальной мир (на Португалию не обращайте внимания, так как все здесь полумифично), то место, куда у меня забит фигуральный костыль, жило с Россией душа в душу. И именно появление в Иране, на Кавказе и в Афганистане протестантизма, привезенного с собой Англией как «владычицей морей», ошарашило этот мир, который мечтал существовать вечно. Это доказывается хотя бы тем, что в нашем православном кресте на церквах обязательно присутствовал исламский полумесяц. Примерно как перекрещивающиеся серп и молот у коммунистов.

Но вокруг костыля существовали небольшие княжества, наподобие тех, которые «объединила Великая Русь» согласно нашему старо-новому гимну столетнего начальника писателей Михалкова. Примерно такую же функцию захотели выполнить и англичане, (сами понимаете, США тогда не было, или им было тогда некогда, воевали друг с другом).

Маленькие княжества с междоусобными недовольствами хорошо объединять, если объединитель обладает достаточными силами, чтобы разом набить морду трем-пяти князьям. Это и по Ивану Калите видно, накопившему денег для своих преемников, чтоб они вооружились как англичане. Поэтому все то, что ближе к экватору от «подбрюшья» России (Солженицын) подпало под силу английских пушек и ружей. А надо сказать, что к этому времени от Ивана Калиты прошло уже несколько поколений русских царей, и держава наша была уже – не фунт изюму. Конечно, англичане за «подбрюшьем» резких движений не делали, и по уму, и из-за недостатка средств. Тем не менее, шила в мешке не утаишь, и острие Второзакония то тут, то там начало выпирать из мешка. Это даже по нынешнему Пакистану и Индии видно.

Русские цари забеспокоились, а так как они были уже императорами, и почти до Тихого океана, то, естественно, стали старшим братом всех, кто исповедует Первозаконие. Заметно даже по Мао Цзе-дуну. То есть, я хочу сказать, что противостояние Перво-  и Второзакония вокруг костыля началось. И ныне отнюдь не закончено.

Когда дерутся два мужика, почти никогда не бывает, чтоб у них были абсолютно одинаковые силы и ловкость, один всегда одолевает. Но не в этом суть, а в том, как ведет себя одолеваемый. Во-первых, он всегда заранее знает, что его побьют, но гордость не позволяет очень уж открыто избегать драки. Оно даже собственные болельщики могут освистать. Это я перешел к мимикрии. Только я не буду про мужиков, а приступлю сразу к России.

Россия, чтоб избежать открытой драки, например, сказала собирательному слову англичане: «Вы говорите, что у вас независимый суд и поэтому хотите разорвать нашу древнюю дружбу с «подбрюшьем»? Так мы введем у себя точно такой же суд». И делают имитацию под нынешним названием «басманное правосудие». Потом добавляют: «Ах, вы говорите, что у нас нет прокуратуры? Будет сделано! Только разрешите, мы ее подчиним Синоду, так для нас удобнее. Можно?». И дело заканчивается Вышинским. Потом, в некотором раздумье: «Вы хотите чтобы мы избирали царей и генеральных секретарей и даже, чтобы мы перешли к президентской системе? Пожалуйста». И делают всемогущую контору Вешнякова с заранее известными царям, генеральным секретарям и президентам результатами любых выборов. Теперь вы поняли, что такое мимикрия по-российски?  Это когда зверь становится внешне похож на травоядного без изменения своего внутреннего существа, существа Первозакония.

Тем временем англичане сменились американцами, и им говорят: «Ребята, вы же сами видите (загляните в лазерный диск, переданный г-ном Лавровым г-же Райс), что у нас – демократия, точно такая же, как у вас. Так что, будьте добры, не лезьте пониже нашего «подбрюшья». Ведь мы такая с ними близкая родня, что нас водой не разольешь. И если вы не полезете, нам будет так приятно, плюрализм будет так широк, а выгоды от него будут – все ваши.

Сами же тихой сапой засылают туда Саддама, приглашают шаха Пехлеви к себе домой, как будто у него дома нет гарема. Ну, и так далее, включая Сирию и Абдель Насера. Я, конечно, опустил тут Карибский кризис, но разве в нем дело? Главное вам стало понятно, что такое мимикрия мужика, боящегося по-рыцар­ски драться с другим мужиком, дескать у меня копье надломлено и кираса слегка продырявилась, только манжеты одни батистовые новы и целы. Тогда как в это же время пол-КГБ послано воровать атомную бомбу. Поэтому перехожу к радикализму.  

Радикализм, он же фундаментализм, присущ не только окрестностям много раз упомянутого костыля, он в России столь же широко употребителен. Только для внутреннего употребления, примерно как таблетка от кашля. Прежде, чем объяснять его суть, замечу, разбудите среди ночи любого россиянина или тех, кто спит около костыля, и спросите: кто ваш враг? Первые ответят, что американцы, вторые, что – неверные, что одно и то же. И это есть следствие хорошего, фундаментального воспитания. Замечу также, что суть этого воспитания я уже не один раз рассмотрел в своих работах, поэтому буду краток. За более пространными объяснениями пожалуйте туда.

Почему я сказал, что американцы и неверные – одно и то же? Ведь христиан в России – большинство, точно так же как и в Америке. Конечно, оно не такое уж «подавляющее» как пишут в газетах и долдонят по телевизору, так как учитывают мусульман только в Татарстане и забывают о мусульманах Сибири и вообще на всех остальных просторах Родины с большой буквы, но все же мусульман у нас заведомо меньше половины. Значит, наша страна все же состоит из неверных. Между тем, те, кто вокруг костыля, нас неверными не считают, по давним связям, наверное, со времен хазар. Мы для них примерно как сунниты для шиитов, и наоборот. Вот что такое правильное воспитание. Именно поэтому к тем, кто вокруг костыля, россияне, особенно их правители, относятся благосклонно. Естественно, и те отвечают взаимностью. Поэтому слово неверные к России как бы не относится, это слово только для американцев (вы же помните, что это слово – собирательное, точно так же, как ранее применявшиеся англичане). И мы их никогда не называли исламскими фундаменталистами и экстремистами. До самой чеченской войны. И даже с 1995 года эти три слова относятся только к чеченцам и в последнее время – к наемникам из тех мусульманских стран, с которыми мы исторически не дружим. Остальные же для нас просто – исламский мир. И слово «мир» сильно сглаживает слово «исламский», придавая двусловию почти нежный вид.

Как видите, я без всяких цифр и цитирования международных договоров доказал вам, чисто эмоционально, что исламский мир нашего «подбрюшья» – одного с нами поля ягода. Теперь можно переходить к изложению методики радикализма. Некоторые называют его фанатизмом.

Юридическое Второзаконие дало его приверженцам как хорошие черты, о которых я уже сказал предостаточно, так и некоторые недостатки, выражаясь советским канцелярским языком. Это так называемый плюрализм, о котором до Горбачева вообще на «святой» Руси никогда не знали. А из плюрализма вытекает всяческая болтовня,  то есть, кто во что горазд, то и лямзает своим языком без костей. Вместо того чтобы как в СССР на любой вопрос всегда отвечать однозначно, как учили дома, в школе и на работе. Поэтому в войсках Второзакония, наступающих на Первозаконие, всегда был некоторый разброд, примерно как в Красной Армии на первом этапе ее становления, когда командир перед атакой всегда ставил этот вопрос на голосование: идти или не идти в атаку. И этот факт осложняет задачи западных полководцев.

В странах же, где царствует Первозаконие, цветастый плюрализм Второзакония раз и навсегда представлен монохромной гаммой, только черный или только белый цвет. При этом никому ниже царя и его идеолога не дано права самому различать эти два цвета. На любом предмете, идее, конструкции, умозаключении, понятии и представлении стоит знак: белое, либо черное, будь оно хоть серо-буро-малиновое. Главная сложность при этом – заставить в школе, на работе и дома вызубрить эти неочевидные цвета до автоматизма. Это притом, что даже сами учителя на курсах усовершенствования и повышения квалификации довольно часто, например, желто-оранжевое, которое должно быть черным, называют – белым.

Но в целях компенсации этого недостатка существует радикальное средство: в России – смертная казнь или каторга, около костыля – всенародное побивание камнями, разумеется, до смерти или стойкой инвалидности. На первый взгляд это – одно и то же, только и думать надо, а не говорить с разбегу, так как между этими методами большая и принципиальная разница.

В России смертную казнь и каторгу дает суд, о справедливости и независимости я не упоминаю, то есть очень уж ограниченный круг людей, поэтому весь остальной народ преступника жалеет. Побивание камнями хоть и присуждает такой же суд, но исполнение приговора рассредоточивается на все население данного судебного округа. Поэтому у всех солидарно замараны руки и совесть. Теперь чувствуете разницу?

Я думаю, что российские власти ныне здорово жалеют, что своевременно, века так три назад, не внедрили в нашу жизнь побивание камнями. Наверное, это было тлетворное влияние Запада, о котором я уже сказал выше. Почему я так думаю?  Да по очень простой и видимой всем причине. Помните, как трактористы, уборщицы и младшие научные сотрудники осуждали целыми колхозами, заводами и институтами А. Сахарова? Помните, как санитарки громили врачей-убийц, а сельские свадебные гармонисты осуждали Шостаковича и прочих Шнитке? И вообще «весь советский народ» – разных там троцкистов, бухаринцев и Промпартию в целом. И даже левых эсеров, бывших наилучших друзей товарища Ленина. Ведь доходило до смешного, хотя мне и не до смеха. Собирали, например, алкоголиков в вытрезвителе и за обещание не сообщать на работу о сем казусе заставляли непослушными пальцами подписать петицию к очередному генеральному секретарю о запрете алкоголя. То есть, это была широчайшая, общесоюзная кампания. По любому поводу, понравившемуся властям.

Это, конечно, не побивание камнями, когда участников бросает в дрожь и запоминается навечно, коренным образом меняя, модифицируя сознание, если заставить каждого разочка три в пятилетку принять участие в таком шабаше. Но время-то российскими властями упущено, целых триста лет, его не вернешь, поэтому на безрыбье, как говорится, и рак – рыба.

Теперь, я думаю, вам понятен не только исламский радикализм, когда взорваться вместе с автомобилем на израильском или американском КПП – раз плюнуть, но и русский радикализм, когда враг номер один – любой первый попавшийся на глаза американец.

Да, с таким вымуштрованным народом, как у нас и около костыля, правителям нашим «работать» – одно удовольствие. Это вам не разноцветный западный плюрализм с 256-ю цветами на каждого индивида, как в плохоньком компьютере. В хорошем – многие тысячи цветов.

Именно поэтому Второзаконию очень трудно бороться обычными военными методами с Первозаконием. Именно поэтому я вынужден был рассмотреть предмет заголовка хотя бы приблизительно. Именно поэтому вы должны представить себе, почему Первозаконие непобедимо изнутри. И почему так широко распространен на «святой» Руси политический онанизм. Ибо иной другой просто невозможен (подробности в статье «Убиенные»).

Итак, мимикрия и радикализм Первозакония налицо. Неужели вы думаете, что его можно победить добром?  

 

15. Слабые стороны Первозакония

 

Если бы все обстояло так, как описано в предыдущем пункте, Второзаконие никогда бы не вышло из заальпийской Европы на мировые просторы. Но оно же вышло и даже переплыло Атлантику. Значит, что-то такое в Первозаконии есть, примерно как пятка у Ахиллеса, и она время от времени попадает под прицел. Не часто, конечно, иначе бы уже давно Первозаконие капитулировало. А оно все еще трепещется около костыля, взбрыкивает и вздрагивает в предсмертных судорогах в России, дремлет в летаргическом сне в Китае и Индии. Поэтому ахиллесову пяту надо несколько расшифровать. Ведь не военная же это тайна, которую я на старости лет очень опасаюсь выдать.

Во-первых, принудительная круговая порука как элемент побивания камнями имеет отдачу, примерно как у ружья. Поэтому и возникают при людоедском правлении стихийные бунты, «бессмысленные и беспощадные» по выражению Пушкина, описываемые формулой «все пошли и я пошел», даже в начальной школе. Поэтому зачинщиков не бывает, их просто потом назначают спецслужбы.  «Все пошли и я пошел», в свою очередь, предопределяет постоянную нестабильность системы народа, которая может вспыхнуть как пожар в лесу из-за окурка. А так как ее никогда не предугадать, власть всегда панически ее боится. Оно, конечно, еще не было такого случая в истории России, чтобы бессмысленный и беспощадный бунт закончился чем-то радикальным, его все равно подавят и все возвратят на круги своя, только действующим правителям от этого не легче. Дело в том, что действующих правителей всех рангов, каковые попадутся под горячую руку толпе, пожгут, перевешают и просто снесут головы, не разбирая, кто прав, кто – виноват. А уж вновь выскочившая как джинн из бутылки элита будет народ наказывать и возвращать в стойло. Поэтому-то я и говорю, что действующей элите от этого не легче. Нестабильность и страх элиты перед толпой не лучшее расположение духа при принятии ответственных решений, но и американцы не умеют предсказывать наши бунты. Чтобы использовать в своих целях, вернее, в целях Второзакония.

Во-вторых, за все то «хорошее», что творят над народом его властители, народ тихо, устойчиво, непреклонно и втихаря ненавидит своих царей – генеральных секретарей – президентов и их так называемое «окружение». Люто ненавидит, что показывает – народ не дурак. Отсюда – много выводов, и я даже не в состоянии все собрать в кучу, но попробую:

- о движении луддитов россияне никогда не знали, но все 500 лет достоверной истории следуют этому примеру;

- отсюда производительность труда высокая, пока за спиною с палкой стоит надсмотрщик, но на каждого человека с лопатой или кайлом соглядатая не поставишь;

- показная покорность сограждан часто сбивает с толку их владельцев, поэтому в самые стабильные времена, например как сейчас, вдруг вырастает такая заваруха, что упаси, господь;

- так называемая «тихая сапа» почти всегда приводит к таким внезапным расходам бюджета владельцев народа, который уже почти опущен в карман, что не только в карман, из кармана приходится вытаскивать дополнительные деньги.

Ну, и так далее, я думаю, вам уже понятно и я могу делать вывод. Всеобщей, взаимоувязанной, взаимообусловленной экономики и взаимоусиливающих друг друга экономик при Первозаконии нет, и быть не может. Все эти элементы разрозненны, не видят друг друга и взаимодействуют примерно так, как взаимодействуют снежинки при буране в степи у Пушкина: «Я выглянул из кибитки, все было снег и вихрь». Поэтому ни о каком мирном соревновании Первозакония с Второзаконием говорить не приходится, на третий день Первозаконие отстает от Второзакония – раз, и навсегда. Только мне надо добавить о самоорганизации экономик при Второзаконии (почитайте хотя бы несколько томов «Экономикс», они уж 10 лет как вошли в России в моду), тогда как при Первозаконии экономиками управляет волюнтаризм. Причем волюнтаризм не одного человека, как вы думали раньше, а волюнтаризм большой оравы практически независимых друг от друга чиновников. И еще при том, что этим чиновникам никогда не интересен общий вектор всех экономик, им интересен только один вектор, направленный в свой карман, поэтому общий вектор всех экономик страны при Первозаконии всегда равен нулю. И по направлению, и по скаляру.

В третьих, армия при Первозаконии. Вообще, если ее охарактеризовать одним предложением, то можно отождествить со следующим примером. Вы знаете, сколько у нас в стране бандитских, воровских, жульнических и прочих закононепослушных группировок? Я предполагаю, что не знаете, так как даже наши спецслужбы не знают. Во всяком случае, их страшно много и по общей численности они не уступят нашей «легендарной». Но вы отлично знаете, сколь различны у них интересы не только между группировками, но и внутри каждой. И как часто они дерутся беспощадно. И если эти группировки разом призвать на фронт, то и получится полная копия нашей армии.

Генералы министерские и генералы полевые – это две разные армии, и у них нет ни единой взаимоувязанной точки соприкосновения, если не считать одинаковые звездочки на погонах. Офицеры – это отдельная армия, которая никак не соприкасается с солдатами и младшими офицерами, разве что на парадах и показушных «учениях». Но и со старшими никак не соприкасается, разве что по телефону и всего тремя полусловами-полупонятиями: «никак нет», «так точно» и «есть». Примерно как процессор компьютера общается с шиной: «да», «нет», «или». Лейтенанты, старшины и сержанты – это отдельная, немного сплоченная, немного разобщенная армия, занимающаяся больше личными делами, нежели службой. Купить, продать, обменять, причем не свое, а армейское, и прожить. Половина «старослужащих» (по году) солдат ничего не знает и ничего не умеет, кроме как прожить за счет второй половины солдат, «молодых» (до года) до окончания своей «службе Родине». И именно они будут командовать и посылать в бой «молодых», пока лейтенанты, старшины и прапорщики будут считать деньги, а более старшие офицеры и генералы – переписывать с потолка донесения о победах и прочие рапорты президенту. По-моему, армия из бандитов будет более организованной, ибо у них хоть сходки воровские изредка собираются.         

Конечно, в этой армии действует, как и во всем остальном народе, принцип одновременного побивания камнями, только ведь он направлен не в сторону противника, а внутрь армии. Ибо пленных побивать камнями не имеет смысла. Другое дело – сослуживца. Рассказ Льва Толстого  «После бала» помните?

Такую армию завоевывать что-нибудь посылать нельзя. И Афганистан, и Чечня это доказали. Такую армию можно использовать только в обороне. Причем посадить ее в окопы и пусть противник уничтожает, одних уничтожит, послать следующих, и так далее. Разве не так поступал товарищ Сталин в начале войны? До тех пор, пока солдатский народ не оборзел от расстрелов и не взял войну в свои руки, крепко обидевшись. И на своих, и на немцев. И пока самые хитроумные не сдались в плен. Правда, с ними потом товарищ Сталин поквитался.

В связи с этим мне представляется интересным обратить ваше внимание на взаимосвязь лозунга «Ни шагу назад» с этими самыми репрессиями к бывшим пленным. Ведь сама взаимосвязь эта свидетельствует, что пленение было шибко уж массовым. Чего в «краснознаменной и легендарной» не должно бы вроде быть. И не только на это, а еще и на то, что плененные нами немцы очень хотели вернуться домой, а вот наших пленных возвращали домой, примерно, как гонят заключенных или стадо коров. Очень уж им не хотелось возвращаться  на Родину. Так и в афганскую войну только единицы плененных афганцами советских солдат вернулись на Родину, большинство же сейчас живет по всему миру, везде кроме Родины.  

Но то же самое можно сказать и об армии Саддама Хусейна. Она же просто испарилась, как только американцы приступили к своей операции. А то, что за последующее время штук сорок автомобилей взорвалось около «противника», то это же – не армия, а именно 40 автомобилей по одному смертнику за рулем. Притом надо еще доказать, сидели ли за рулем бывшие воины Саддама? Не засланы ли они из дружественных стран?

Налицо как бы противоречие:  нашу армию нельзя посылать что-нибудь завоевывать, но именно она якобы завоевала одну шестую часть суши Земли. Объясняю. Одну шестую завоевала не армия, а казаки-разбойники, действовавшие по своему усмотрению как нынешние шайки бандитов. Этот процесс у меня рассмотрен в других работах, поэтому останавливаться не буду. Главное, что московская власть сумела заинтересовать казаков-разбойников в получении от себя военных припасов, так как сами разбойники не могли из-за разрозненности организовать их дешевое производство. При этом, давая почти бесплатно военные припасы, на первых порах почти ничего не требовала взамен, разве что – номинальную принадлежность короне. Когда эта зависимость стала явной и непреодолимой, московская власть приступила к острожному, последовательному и неумолимому изъятию «казацких вольностей», начиная с самых безболезненных на взгляд разбойников их «прав». В результате сделала бывших разбойников своими слугами. Но и это у меня уже описано.

Ныне у нашей армии нет ни казацких умозрительных, а не фактических стимулов, как нет и желания помирать ни за понюх табаку миллионами у крепостных солдат. И армии у России таким образом ныне нет. То есть, смотри выше.

 

                                                                                                               10.03.05.  

Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Hosted by uCoz