Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Генетика

 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 

Глава 12

Экскурс в генетику

 

Введение

 

Этот экскурс я принял исключительно потому, что столь много красивых иностранных слов болтаются без дела в энциклопедии. Я давно заметил, что когда о каком-нибудь предмете люди мало знают, то непременно навыдумывают массу новых слов. Вспомните хотя бы приведенные мной энциклопедические данные по матриархату. Помните? Каких только слов там не навыдумывали, а суть матриархата так и не объяснили. То же самое с генетикой. Я, конечно, прекрасно понимаю, что «многословие» или многотерминность не от хорошей жизни. Просто каждый вновь открытый феномен в новом направлении науки получает свое слово или словосочетание из греко-латинского языка. Иногда, даже просто для того, чтобы отличиться, что ввел новое понятие. Я давно заметил также, что ученые очень любят «мелкие» вопросы типа: печка дымит, черенок у лопаты сломался, рыба не клюет, мужики баб эксплуатируют почем зря или наоборот. Или же живут раздельно. Тут сразу появляются слова типа матрилокальность или патрилокальность, напоминающие матриархат и патриархат, но совсем не объясняющие последние, а, наоборот, запутывающие читателя, желающего их понять. Иногда на один и тот же феномен появляется «независимо друг от друга» по несколько слов, а потом начинают спорить, чье же слово наиболее полно отражает смысл феномена. Возьмем ту же самую содомию. А это оказывается вовсе мужеложство, а потом и вообще гомосексуализм.

Возьмем слово гетеризм. Вот что сообщают нам об этом слове: неудачно введен Бахофеном для начальной исторической формы отношений между полами с неупорядоченностью полового общения (в современной науке обозначается словом промискуитет) и сменившего ее группового брака. Вслед за гетеризмом по Бахофену наступила стадия гинекократии. Термин гинекократия применяется современными учеными лишь для наименования существовавших у ряда народов некоторых пережитков группового брака: искупительный гетеризм - право определенных лиц на женщину перед ее вступлением в брак; гостеприимный гетеризм - право гостя на жену или дочь хозяина и тому подобное. Гинекократия же не что иное, как матриархат. Я и не знал, что когда описывал геолога, которому предлагали принять участие в совершенствовании генного аппарата одной чукотской семьи, надо было указать наименование этого предложения чукчи - гостеприимный гетеризм. Беда только в том, что энциклопедия не объясняет причин гостеприимного гетеризма, в то время как ни один чукча пальцем не пошевелит без причины, вернее, без острой необходимости. Не то, что дочку свою предлагать в постель всякому прохожему молодцу. Если хорошо подумать, то можно найти и причину искупительному гетеризму, который не что иное как «право первой ночи барина» или «деньги на ремонт храма» Афродиты, Кибелы или самого Христа, собираемые с проходящих мужиков за «пользование» пока незамужними женщинами-прихожанками. И вообще все словечки от слова гетера – что-то вроде узаконенной проститутки, по-моему, связаны с острой нехваткой женщин в период, предшествующий матриархату. Поэтому очень трудно читать энциклопедии, черт ногу сломит. Но надо. Из этих заковыристых словечек можно набрать немало информации, чтобы что-нибудь объяснить, например гомосексуализм, лесбийскую любовь, ранний детский сексуализм, матриархат с патриархатом и прочие пока необъясненные наукой вещи.

Начнем с приставок к греко-латинским словам «гетеро» - другой и «гомо» - одинаковый. Перейдем к сложным словам на их основе.  Сперва рассмотрим одно слово, у которого будет как та, так и другая приставка. Аллели - друг друга, взаимно, - гены, расположенные в одинаковых участках парных хромосом и определяющие направления развития одного и того же признака. При этом каждый ген может находиться в двух аллельных состояниях, одно из которых обеспечивает максимальное развитие признака, другое приводит к частичной или полной утрате этого признака. Например, у человека ген кареглазых – первого типа, а у голубоглазых – второго типа, то есть победить должен «кареглазый» ген, может быть, получится светло-кареглазый наследник, но никак не голубоглазый. Если упростить, то аллель – это сильный или слабый ген одного и того же признака наследственности. Соединим «гетеро» с «аллелем», получим «гетероаллелизм» - сильные и слабые аллели находятся в разных участках внутри гена. Главное же в том, что происходит перегруппировка генов между сильными и слабыми аллелями, то есть система подвижна. Сильные и слабые позиции или укрепляются, или нейтрализуются. «Гомоаллелизм» - сильные и слабые аллели находятся в одинаковых  участках внутри гена. Характерно отсутствие рекомбинаций по сравнению с гетероаллелизмом, то есть система застывшая. Из изложенного пока можно сделать такой вывод. Если парные хромосомы разделить по одной, то в каждой из них будут разные или одинаковые аллели, сильные или слабые, то есть возникает разнообразие в одних и тех же генах по их, так сказать, силе воздействия.

Перейдем к гаметам. Гаметы – половые клетки, которые отличаются от обычных клеток организма не двойным набором хромосом, а одиночным. Для чего это сделано ясно. Сливаясь в одну, две половые клетки оказываются с двойным набором хромосом, приобретая в каждой паре отцовскую и материнскую хромосому. Начнем прибавлять наши приставки. Гомогаметность – генетическая равноценность гамет одного из полов, в подавляющем большинстве присуща женскому полу. Гетерогаметность – генетическая не равноценность гамет одного из полов, состоящая в том, что этот пол имеет два сорта гамет, различающихся по половой хромосоме. У человека гетерогаметность присуща мужскому полу. Поэтому, гетерогаметность определяет пол потомства: половина всех сперматозоидов содержит X - хромосому, другая половина - Y - хромосому. Гомогаметный, то есть женский, пол всегда содержит только X -хромосому.

Возвращаясь к  гетероаллелизму и гомоаллелизму на основе гетерогаметности и гомогаметности и учитывая гигантское превышение количества сперматозоидов над количеством женских гамет при оплодотворении, можно сделать, не являясь генетиком по образованию, следующие предположения:

где есть одно твердо установленное различие между сперматозоидами (мужские и женские), можно сказать о возможности многих других различий между ними;

гигантское количество сперматозоидов просто так не должно возникнуть, если не принять во внимание, что почти все они чем-то отличаются друг от друга. Тогда это предопределит гигантскую многовариантность наследования;

можно предположить случайность процесса оплодотворения яйцеклетки первым попавшимся сперматозоидом, а остальное, дальнейшее оставить на процесс естественного отбора при жизни получившихся таким случайным способом особей;

но ведь и сами сперматозоиды вступают между собой в соревнование «по плаванию», а, может быть, и «по ориентации на местности» за право первым оплодотворить яйцеклетку.

Из совокупности этих моих предположений я бы сделал и более общий вывод-вопрос: какой дурак создаст столь многосложную систему наследования с почти бесконечным количеством вариантов, а потом пустит этот сложнейший механизм на естественный отбор уже свершившегося факта, на самотек, так сказать, с отсроченным решением? То есть станет ждать десятки лет, что из всего этого выйдет? Нет,  этим процессом надо управлять, притом управлять здесь же, как только гаметы остались один на один в женском организме. Притом, не единовременно, как звенит простейший механический будильник, а хотя бы как электронный, настраиваемый на несколько звонков на разное время, притом с разными мелодиями побудки. Я бы даже на месте Создателя приспособил для этого компьютер, которым и является человеческий мозг, оснастив его системой обратной связи в виде ушей, глаз и прочих органов чувств, включая шестое и так далее, в виде виртуальных.

На этом самом месте я хочу остановиться и напомнить себе и вам о теории Геодекяна, о которой мы с вами стали забывать. Прежде же ограничу поле деятельности. Мужские сперматозоиды покинули хозяина и во всем своем многообразии последствий поместились в матке женщины. С хозяином они раз и навсегда потеряли связь. Но и в женском организме они не должны жить как инородные тела наподобие осколков гранаты в ветеране всех войн. Это было бы очень глупо. Даже осколки двигаются в теле, выбирают себе место поуютнее. Геодекян же однозначно доказал, что пол будущего ребенка женщина выбирает сама, но подсознательно, не замечая этого, в зависимости от того, кто ее окружает, мужчины или женщины? Рожает того пола ребенка, которого визуально не хватает вокруг нее. Хотя я могу допустить, и этому есть примеры, что, и сознание ее в этой части, не совсем впустую работает. Постоянный аутотренинг женщины в этом смысле может увенчаться успехом, и она родит того, кого сильнее хочет. Но Создатель не был бы создателем всего сущего, если бы и здесь запустил процесс наподобие подкидывания монеты: орел или решка?  По типу поездки только что получившей порцию сперматозоидов женщины в военную часть или на швейную фабрику. Попала к солдатам на один денек – девочка, наведалась к строчащим на машинках женщинам на полчаса – мальчик. Это бы не отражало насущной необходимости. Что я хочу этим сказать? То, что пол ребенка должен определяться более длительным воздействием, чтобы отражать ситуацию статистически, почти на основе генеральной совокупности, как говорят математики. Но было бы глупо на месте Создателя, если бы он взялся следить за каждой женщиной сам, как пытаются это нам внушить создатели религий и ее философы, наподобие Кузанского. Для этого, создавая женщину, он создал ей голову с датчиками в виде органов чувств и этим снял с себя разом все заботы, оставив, таким образом, обязанность поддерживать оптимальную численность полов на каждой женской особи людей. Что касается рыб, например, то такую обязанность он почему-то оставил за мужскими особями с их аморфными молоками, а все разнообразие генного аппарата поместил в женской икре, в каждой отдельной икринке (гомогаметность у мужских молок, гетерогамность икры). Я думаю, он это сделал ради разнообразия природы, или когда ему было скучно.

Таким образом, процесс оплодотворения яйцеклетки, что может очень расстроить генетиков, занимает время не как щелчок выключателя, а как движение поезда Москва-Владивосток, наверное, даже намного дольше. А если это так, то все до единого сперматозоиды успеют, даже самые ленивые и беспомощные, «найти» яйцеклетку и принять участие в ее оплодотворении. Ведь не в тайге же дремучей под корягой она затерялась. Поэтому весь процесс формирования нового маленького человечка должен протекать при полном участии всех сперматозоидов, может быть, за редким исключением. Я и не удивляюсь поэтому, что на первых месяцах беременности все женщины очень вспыльчивы и хотят, то огурцов соленых, то еще черт знает чего. Ибо она чувствует себя из-за их, сперматозоидов, всеобщего влияния как на «привозе» в Одессе – толкотня и давка и глаза разбегаются от обилия впечатлений и невозможности принять однозначного решения. Хотела уже купить, да дальше – еще товар лучше и дешевле, но все равно, в конечном счете, может ошибиться и купить не то, что надо и сожалеть неимоверно. Я уверен на основе изложенного, что «естественный отбор» начинается сразу же, как только любящая пара оставила смятую постель, а заканчивается со смертью плода этого интимного процесса.

Недавно узнал из популярной телепередачи, что сперма у самки серой акулы, самого совершенного морского животного, хранится в ней до года. А самец такой акулы имеет специальные плавники, которых нет у самок, которыми он обнимает и удерживает самку во время  совокупления. Серая акула – наиболее древнее морское животное, с очень острым зрением и слухом, тонким «носом», но почти прекратила свое совершенство, так как достигла ранее недосягаемой для других высоты приспособления к условиям жизни. Поэтому зубы ископаемых акул, и плавающих сегодня в океане, не отличить друг от друга. Самое главное в этой справке то, что, зачем же акуле до года хранить сперму в себе, если не пользоваться ею целый же год? А если пользуется целый год, то и получается потом совершенный отпрыск. 

  По такой схеме развития индивида легко объясняется такое очень редкое явление, как гермафродитизм. Но ведь очень редко бывает и резкая смена окружающих будущую маму полов. Не будет же почти каждая мама день проводить в военной части, а следующий – на швейной фабрике, или по неделе, то там, то там?  Но, ведь только в таких случаях и должен родиться гермафродит?  На этом этапе исследования я показал, что твердо установленный Геодекяном феномен определения пола матерью будущего ребенка путем простого визуального сравнения численности окружающих ее полов может быть основан только на длительном воздействии мужских и женских одновременно сперматозоидов на яйцеклетку с участием материнского компьютера, то есть головы с глазами и ушами и прочими органами чувств, включая шестое виртуальное и последующие. А вытащенный мной из телепередачи феномен сохранения спермы у серой акулы до одного года только подтвердил это правило.

Но если длительно взаимодействуют хотя бы пара сперматозоид и яйцеклетка, то почему не могут сперматозоиды воздействовать все сразу? Я не вижу причины, которая бы помешала этому. Я не встречал в генетике сообщений о том, что естественный отбор идет в два этапа: внутри мамы и в самостоятельной жизни. Ученые говорят о естественном отборе в самостоятельной жизни (см. ниже), а я добавляю к нему первый этап, внутри мамы, за счет ее органов чувств. Пусть это будет моим небольшим вкладом в генетику.

Поэтому продолжу игру в заковыристые слова. Начну с гетерогенеза: 1) смена способов размножения у организмов на протяжении двух или более поколений, 2) внезапное появление особей, резко отличающихся по ряду признаков от родительских форм. Но, почти это же самое определяется и словом гетерогония – одна из форм чередования поколений у животных, при которой сменяют друг друга половые поколения. Различаются чередования: 1) разделительного поколения и гермафродитизм, 2) раздельнополых поколений, развивающихся из оплодотворенных яиц, с поколениями, развивающимися из яиц, не требующих оплодотворения.

Генетики не выдумали бы эти слова, если бы за ними не скрывались реальные события. Нет, они не на людях их наблюдали, на животных, иногда на примитивных, иногда – на не очень. Но нас-то еще в школе учили на уроках биологии, что человеческий плод в утробе матери проходит разные  этапы, как будто каждый вновь рождающийся человек проходит почти все этапы человеческой эволюции, начиная от рыбы с жабрами и гермафродита с двумя органами размножения одновременно. И только перед самым выходом на свет приобретает свои сегодняшние канонические формы, притом разделенные на папины и мамины формы. Зачем Создатель заставляет нас все вновь и вновь проходить давно забытые и вроде бы уже отброшенные эволюцией формы? Я не считаю его дурней себя. Но я готов предположить, что даже ему не под силу сделать окончательный вариант и не потому, что не может, а потому, что мудро не хочет просчитывать миллиарды вариантов, все равно, где-нибудь, да ошибешься при расчетах. А так как он сделал, будет надежнее. Это еще раз подтверждает мою «добавку» к естественному отбору, начинающемуся внутри мамы. 

Оставляя в нашем распоряжении миллионы вариантов и борьбу этих вариантов в зависимости от внешних условий, Создатель всего сущного не исключает ничего наперед, оставляя равные возможности для любого развития событий. Это и является самым ценным во Вселенной. Иногда стечение каких-то обстоятельств проиводит к выше упомянутому «внезапному появлению особей, резко отличающихся от всех остальных». Но означенные «стечения обстоятельств» вдруг проходят в окружающем мире, и все возвращается на круги своя. Если бы эти «резко отличающиеся формы особей» закрепились, то и им, и последующим поколениям, было бы очень плохо жить, когда условия, кратковременно изменившись, восстановились бы. Поэтому лучше пусть будет все неопределенно, подвижно, с тем, чтобы можно было приспособиться хоть к чему. Поэтому надо говорить не о закреплении в генах, которого нет в природе, а если бы и было, то это было бы очень плохо для Вселенной. А надо говорить только об очень подвижном генном аппарате, который приспособится хоть к чему, хоть к радиации в 1000 рентген в час, к которой мы и не мыслим приспособление на сегодняшний день. В генах навечно ничего не закрепляется и это очень хорошо, даже отлично. А то, что мы считаем сегодня закрепившимся, так же и «раскрепится» когда надо. Поэтому можно предположить, что гигантский набор сперматозоидов с гигантской же разницей между ними и является возможностью бесконечного приспособления к условиям жизни, хоть примитивного, хоть высшего организма. У высшего организма возможностей больше. Из этой посылки можно подтвердить и саму теорию Геодекяна, что именно мужская особь – разведчик жизни и является главным носителем способности приспособляться. Это у людей. У рыб, например, происходит наоборот. И это тоже хорошо. Когда люди окажутся тупиковой ветвью эволюции и вымрут из-за пьянства мужиков, новая ветвь начнется с рыб, у которых самки не пьют.

Вопрос о разделительных поколениях, гермафродитизме и раздельнополых особях с оплодотворением и без оного я рассмотрю в комплексе с гомосексуализмом и лесбиянством. Сейчас же я хочу ввести в свое рассуждение понятие из другой «оперы», из физики. Гетерогенная система – разнородная, неоднородная физико-химическая система, состоящая из различных по физическим свойствам или химическому составу частей. Одна фаза гетерогенной системы отделена от смежной с ней фазы физической поверхностью раздела, на которой скачком изменяется одно или несколько свойств системы (состав, плотность, параметры кристаллической решетки, электрическое или магнитное поле и т.д.). Кстати, этот скачок не что иное как квантовый переход релятивистской физики.. Гомогенная система – не содержащая отличающихся частей. Эти термины хотя и не из генетики, но очень хорошо характеризуют народы, разделенные границами со следовой полосой и часовыми на вышках. Гомогенная система внутри страны, гетерогенная система – весь мир. И сегодня «скачком» меняются народы на границе «Восток – Запад», с прирожденной ипуганности – на приобретенную неиспуганность. Притом заметьте, физических народов на территории бывшего СССР около двухсот, а гомогенны они в некоторых своих качествах до умиления, как братья-близнецы. Ну, например, в чувстве вечной испуганности. В чувстве «я начальник, ты – дурак, ты начальник – я дурак». В интерпретации законов, дескать «закон – что дышло, куда повернул – туда и вышло». Примеры могу продолжить.

Но, когда вводишь упомянутые термины в соприкосновение с генетикой, неминуемо надо вводить поправку: гомогенный народ или народы всегда готовы в генном своем аппарате к совершенствованию, притом двумя путями. Первый путь – приспособление к окружающей среде за счет изменения своих качеств. Второй путь – изменение самой окружающей среды. О первом пути мы с вами знаем все, это можно определить двумя словами: крепостной и «хомо советикус», что приблизительно одно и то же. Второй путь тоже разделяется на два варианта: революционный и эволюционный. Революционный путь мы уже дважды, даже трижды, испробовали. Ничего не вышло, дураки и начальники, «элиты» поменялись несколько раз местами, и только. О последней революции я где-нибудь расскажу подробнее.

Что касается эволюционного пути, то мы, конечно, идем им потихоньку согласно все той же генетике, но всем охота быстрее, оттого и революции случаются, а они здорово замедляют темпы эволюции. Поэтому все должны смириться, но не с нашей действительностью, а с той невысокой скоростью эволюционирования, которая нам доступна. Каждый должен знать, что все равно генный аппарат работает над нашим обликом и внутренним содержанием, это неизбежно, как восход солнца. Нам только надо не давать нашим правителям возводить новый железный занавес, чтобы мы приобщались к гетерогенному коллективу зарубежных наций. Надо знать и то, что если новый занавес всетаки возведут, то все равно он рано или поздно рухнет вновь, это тоже неизбежно. Надо не терять оптимизма, за нас все сделает генетика, но мы даже этого не заметим. Мы всегда будем недовольными собой и своим правительством. И это тоже очень хорошо.

Мы, конечно, вправе рассчитывать на помощь извне. Но надо знать, что такой большой стране помогать опасно, когда в ней все до одного правители говорят, что она «неделимая» и «сильная». Можно напомогаться на свою голову. Если бы наша страна вдруг оказалась «делимая», то и помощь была бы, так сказать, без опаски. Скажу здесь только, что больше всех неделимая страна нужна правителям, для престижа, а у нас на первом месте стоит отнюдь не это, а заработки, пенсии и чтобы дети не болели, а уж потом мы задумаемся насчет неделимости. Не правда ли? Давайте произведем опрос. Что выберете лично вы: неделимость или высокий уровень жизни? Допустим, Московская область присоединится к Голландии, они почти равны по площади. Ведь не хуже же будет? А сына и других родственников с Тихого океана и Сибири перевезем в Мосландию, ибо как этой новой стране еще называться? Может быть Голсковия?

Для этого случая я приберег еще одно словечко, «гетерозис» - гибридная сила, ускорение роста и увеличение размера, повышение жизнестойкости и плодовитости гибридов первого поколения при различных скрещиваниях, как животных, так и растений. Во втором и последующих поколениях гетерозис обычно затухает. Хоть к государствам это слово и не относят генетики, но я думаю, что можно отнести. Тогда бы нам хватило и одного-двух поколений, чтобы закрепиться в их чуждом для нас сегодня мире, а «увеличение размера» до бесконечности нам вовсе и не нужно. 

Гомологических рядов закон изменчивости – параллелизм в изменчивости организмов. Н.И. Вавилов, которого за этот самый «вейсманизм-морганизм» коммунисты уморили в тюрьме, показал, что если все известные у наиболее изученного в данной группе вида вариации расположить в определенном порядке в таблицу, то можно обнаружить и у других видов почти все те же вариации изменчивости признаков. Близкие виды благодаря большому сходству их генотипов обладают сходной потенциальной наследственной изменчивостью. К доказательству этого закона, кроме приведенных Вавиловым, можно применить, например,  русского и казаха, татар и белорусов, вообще  все народы бывшего СССР. «Изменчивость» их за годы советской власти явилась прямо-таки фантастически «сходноственной». Если не верите, расскажу про парадоксы из анекдота «про японца», исток которых на просторах бывшей нашей Родины с большой буквы все народы понимали, а больше нигде в мире не понимали. Японец, прибывший из СССР, с удивлением рассказывает: «Ничего не понимаю. На работу вся страна ходит, но на работе ничего не делают. Не работают, но деньги получают. Деньги получают, но на них нечего купить. На деньги ничего нельзя купить, но холодильники у всех битком набиты».   

Тут выше попалось слово генотип. Генотип же, чтобы вы не рылись в словарях,  - совокупность всех генов (в отличие от генома – хромосомного набора одиночного, как в гамете) – локализованных в хромосомах данного организма. Более широко – совокупность всех наследственных факторов организма – как ядерных (геном), так и неядерных, вне хромосомных (т.е. цитоплазматических и пластидных наследственных факторов). Он представляет собой систему, контролирующую развитие, строение и жизнедеятельность организма, т.е. совокупность всех признаков организма – его фенотип, зависящий как от наследственности, так и от внешней среды обитания. Генотип – единая система взаимодействующих генов, так что проявление каждого гена зависит от генотипической среды, в которой он находится. Взаимодействие генотипа с комплексом факторов внутренней и внешней среды организма обусловливает  фенотипическое проявление признаков. Так при одном и том же генотипе кролика гималайской линии эти кролики при выращивании на холоде имеют черный мех, при умеренной температуре – бело-черный мех, при повышенной температуре – белый мех. Потомки этих трех групп животных наследуют не какую-то одну неизменную окраску меха, а способность давать определенную окраску, различную в разных условиях среды. Поэтому в общем виде правильнее говорить, что генотип определяет наследование не конкретных признаков, а норму реакции организма на все возможные условия среды. На разных этапах развития особи в активном состоянии находятся то одни, то другие гены. Поэтому генотип в онтогенезе функционирует как изменчивая подвижная система.

Что из этого следует? Грубо говоря, то, что, если ребенок будет развиваться, даже уже после покидания утробы матери, в среде гомосексуалистов, даже сам, не принимая в этом участия, ген, отвечающий за такую сексуальную ориентацию, может стать более сильным. Обратите внимание на вышеупомянутый ген в двух аллельных состояниях. Но если принять во внимание внутриутробное развитие, то нате вам так называемую  «генотипическую среду», ибо  установлено, что проявление каждого гена зависит от влияния других генов, генов-регуляторов, а получить такой ген, аллельно измененный, от «двудомного сексуала» вполне возможно. Впрочем, и для этого случая есть заковыристое словечко – «комплементация» - дополняющее друг друга действие двух форм (аллелей) одного гена или разных генов одного хромосомного набора. Выражение Дж. Уотсона по этому поводу: «подходят друг к другу, как ключ к замку».

Создатель, я думаю, почувствовал, что может быть генный «взрыв» при такой ситуации, революция, когда из-за какого-либо пустяка произойдет трудно поправимое событие, а революции он допустить не мог. У него в отличие от нас, «человеков разумных», то есть «хомо сапиенс» по-научному, все идет эволюционно, медленно, но верно. Поэтому он изобрел штуку, которую генетики назвали  «норма реакции»  - пределы, в которых в зависимости от внешних условий среды может изменяться фенотипическое проявление отдельных генов или генотипа в целом. Норма реакции может возникать в ответ на любые колебания условий среды, в которой протекает развитие организма. Наблюдаемые изменения часто глубоко меняют фенотип, но не затрагивают генотип, так как они обратимы: при возвращении исходных условий среды организм либо в том же поколении (загар человека, густота шерсти млекопитающих, окраска цветов примулы), либо в следующем (окраска крыльев траурницы, число стеблей у одного растения пшеницы), а иногда и в ряду поколений (так называемые длительные модификации) возвращается к первоначальному состоянию, утрачивая признаки, возникшие при изменении условий обитания.

Другим доказательством того, что изменения в пределах нормы реакции происходят без изменения генотипа, служит их наличие в «чистых линиях», то есть генотипически однородном материале. Более или менее широкая норма реакции вырабатывается в процессе естественного отбора. Она присуща всем организмам, обеспечивая их выживание при сдвигах в условиях обитания. Таким образом, генотип определяет не жесткую комбинацию строго детерминированных признаков фенотипа, а именно норму реакции организма при его формировании и развитии. В физиологии понятием норма реакции обозначают ряд характерных реакций, однако, во всех этих случаях ему не придают значения термина. «Чистая линия» же – генотипически  однородное потомство, получаемое от одной пары предков и поддерживаемое в ряду поколений с помощью постоянных  близкородственных скрещиваний и отбора.  (Сошлюсь-ка я тут же, пока не позабыл, на Соломона, получавшего с помощью чистой линии более приемлемых торговцев).

Чистая линия мне нравится тем, что она очень подходит к русским, проживших 1000 лет под невыносимым гнетом всех своих царей и князей, начиная с Рюрика, и ставших «генетически чистыми» от такого долгого пребывания в «скисшем, опрыщавившем» виде. Но даже в чистых линиях генетика дает надежду, что генотип наш с вами все еще не изменился. Вопрос в том, находимся ли мы все еще в «пределах нормы реакции» или уже вышли из нее? Если вышли, то плохо. Скрещивания-то у нас с вами происходят «близкородственные» по гену «испуганности». Этот вопрос, я чувствую, мне не разрешить.

 

Гомосексуализм

 

Я знаю, что подавляющее большинство людей на земле не читает научных книг, но газеты иногда почитывает, особенно такую известную как «Московский комсомолец». Поэтому привожу все, что сегодняшней науке известно о гомосексуализме, словами Александра Крылова в статье «Русь голубая» (МК, 7 июля 2000 года).

«Объяснить феномен гомосексуализма или хотя бы дать исчерпывающее определение этого термина не возьмется ни один серьезный ученый. В вышедшем в 1982 году «Энциклопедическом словаре медицинских терминов»  утверждалось, что «гомосексуализм – половое извращение, характеризующееся сексуальным влечением к лицам своего пола». Французский психиатр Огюст Тардье полагал, что половое влечение к персонам своего пола есть врожденное моральное и физическое уродство, проявляющееся в особой форме полового члена. Он предлагал в искоренение порока рубить дерево под корень: кастрировать для этого всех почитателей нестандартной любви. Подобный хирургический подход был с негодованием отвергнут немецким юристом Карлом Ульриксом, опубликовавшим в 1860-х годах двенадцать томов собственных сочинений на животрепещущую для него тему. Он называл гомосексуалистов ургинами, последователями греческой богини Урании, покровительницы однополой любви, и полагал, что гениталии у них в эмбриональном периоде развиваются по мужскому типу, в то время как в мозгу подобной ориентации не происходит. Таким образом, гомосексуалисты – люди, у которых женская душа заключена в мужскую оболочку.

Затем работы, посвященные проблемам гомосексуализма, стали издаваться с завидной частотой. Сам термин ввел в обиход венгерский врач Карой Мария Бенкерт, до него, как правило, обходились формулировками «мужеложство» и «педерастия». Немецкий психиатр Карл Вестфаль первым предложил считать гомосексуализм врожденным изменением полового чувства. Нимало не смущаясь тем обстоятельством, что врожденные болезни нельзя излечить гипнозом, создатель знаменитого душа Жан Шарко описал множество случаев исцеления от постыдного, по его мнению, недуга.

Конечно же, не мог пройти мимо столь актуальной проблемы создатель психоанализа Зигмунд Фрейд. Гетеро- и гомосексуальная ориентация, по мнению Фрейда, базируется на одних и тех же психофизических посылках. И хотя «различия в результатах могут иметь качественный характер, анализ показывает, что различие между их детерминантами только количественное». В дальнейшем спор между представителями научных школ в основном лежал в аспекте признания гомосексуализма болезнью или вариантом нормы, а потому и вопрос ставился ребром: лечить или наказывать?

Большинство специалистов склоняется к мысли, что гомосексуализм не столько патология, сколько особенность человека, его гормональных, психосоматических, эротических качеств, условий жизни и воспитания, или, говоря проще, это – не порок и не болезнь, а специфический стиль жизни. Ни по одному психологическому тесту, лабораторному анализу или физиологическим параметрам гомосексуалы не отличаются от гетеросексуалов. Сами же представители сексуального меньшинства с высокомерием париев утверждают: «Мы не такие как все!»

Таких «не таких», по их оценкам насчитывается до 20 процентов всего взрослого мужского населения.  Оценки сексопатологов более сдержанные: по мнению президента Евразийской ассоциации сексологов Александра Карпова, к гомосексуалам относится не более 2 процентов представителей сильного пола, тем не менее, большинство из этих людей практически являются бисексуалами, а не чистыми гомосексуалистами. Они вступают в браки, имеют детей и любовников обоего пола. К чистым гомосексуалистам относят Петра Чайковского и его брата Модеста, у которых физические контакты с представительницами прекрасного пола были или просто невозможны, или складывались самым печальным образом.

В законах библейского Моисея сказано: «Не ложись с мужчиной, как с женщиною, - это мерзость».  Но, увы, ложились. И древние евреи, и древние греки, и римляне, жители тогда еще не открытых Америк, точно так же, как и чернокожие обитатели Африканского континента, пресытившись прелестями жен, находили особый изыск в мужских ласках. Педерастия у древних греков являлась ритуалом приобщения мальчика к взрослой жизни. Одним из основных эротических сюжетов древнегреческой живописи стало изображение сцены, в которой бородатый небожитель с огромным напряженным фаллосом держит на ладони поникший пенис безволосого юноши. Однако бессмертные боги далеко не всегда приветствовали однополую любовь, в чем и убедились на собственной шкуре жители ветхозаветного города Содома. Вместе с обитателями другого города Гоморры - «подобно им блудодействующие и ходившие за иной плотью», они были испепелены огнем, ниспосланным с небес. Однако дело их жизни не пропало, и с тех пор однополая любовь приобрела название содомия, или содомский грех.

Вместе с доблестными батырами ограниченного контингента татаро-монгольских войск на Русь проникла мода на педерастию и скотоложство. Отныне содомия становится традиционным объектом проклятий иерархов православной церкви и нескучным время провождением для обитателей мужских монастырей. Даже Иоанн Грозный не брезговал гомосексуальными контактами с пригожими отроками и дюжими опричниками. Один из князей Оболенских в порыве ревности упрекал нового царского любовника Федора Басманова: «Предки мои и я всегда служили государю достойным образом, а ты служишь ему содомией».

Затишье, в котором прошло царствование первых Романовых, сменилось бурной эпохй Петра Великого. Царь-преобразователь отличался большой широтой взглядов на интимные отношения: он чрезвычайно любил представительниц прекрасного пола, время от времени, вступая и в гомосексуальные контакты. Польский историк К.Валишевский пишет не только об интимных отношениях Петра с Меньшиковым, но и о некоем красивом мальчике, которого он содержал «для своего удовольствия», а также о «неистовых припадках похотливости» царя, во время которых «пол становился для него безразличным». В отсутствие жены Петр неизменно укладывал на ее место кого-нибудь из своих денщиков. Но что дозволено Юпитеру - не дозволено быку... В воинских артикулах Петра 1716 года предусматривались строгие наказания для искателей запретных забав: «Если кто отрока осквернит или муж с мужем мужеложствует, оные, яко в прежнем артикуле помянуто, имеют быть наказаны. Ежели насильством то учинено, тогда смертию или вечно на галеру ссылкою наказать».

После победы над Наполеоном русское воинство вернулось из Франции, значительно обогатив свой любовный опыт. Тон веселому безумству задавали гвардейцы и гусары,  в числе которых оказалось до неприличия много будущих декабристов. Среди известных гомосексуалистов золотого века русской культуры - кавалергард князь А.Трубецкой, князь П.Долгоруков, штаб-ротмистр лейб-гвардии гусарского полка А.Зубов, обер-прокурор синода князь А.Голицын, президент Академии наук С. Уваров, князь Дундуков-Корсаков. В этот список входит и убийца Пушкина Дантес со своим «приемным отцом» голландским посланником Геккерном. Впервые гомосексуалист стал в глазах общества не отверженным или прокаженным, а милым светским франтом, имевшим своеобразный изыск. То, что веками считалось страшным пороком, стало оцениваться как забавный курьез. Скоро гомосексуализм стал обычным явлением в закрытых учебных заведениях, и первенство в этом виде секс-спорта держали аристократические Пажеский корпус и Училище правоведения. Именно Училище правоведения закончили Петр Чайковский и издатель скандального «Гражданина» князь Мещерский, которые в стенах альма-матер приобрели свою нестандартную ориентацию».

Заканчивает свою статью автор перечнем, который приведу в сокращении, только имена: путешественник Пржевальский, великий князь Сергей Александрович, великий князь Константин Константинович, композитор Сергей Танеев, поэты Михаил Кузьмин, Рюрик Ивнев, Всеволод Князев, Сергей Городецкий, балетмейстеры Сергей Дягилев, Сергей Лифарь, художники Константин Сомов, Лев Бакст, Сергей Судейкин.

Я понимаю, что человек, пишущий ежедневно на самые разные темы, не обязан быть глубоким специалистом в каждом случае, который он описывает. Ему надо покопаться в литературе и самые последние данные из нее предоставить нам для сведения о нас самих. И А. Крылов сделал свою работу добросовестно и профессионально. Привел же я его работу только для того, чтобы показать, насколько скудны источники даже научной информации в вопросе гомосексуализма. Человек, который заинтересовался этим вопросом, который умеет профессионально собирать информацию о чем угодно, ничего не «накопал» стоящего внимания. Он прямо так и сообщил:  «Объяснить феномен гомосексуализма или хотя бы дать исчерпывающее определение этого термина не возьмется ни один серьезный ученый». Но я-то не могу сказать так, у меня же заголовок такой специальный. Поэтому сделаем экскурс в Московскую Русь.

 


Следы содомии в Московской Руси

 

Если вы еще помните о Кибеле, папочке-Аттисе, скопцах и, вообще, о моей версии матриархата, то я перейду сразу к делу. Дело в том, что когда я описывал происхождение слова «скопец» в русском языке и широком распространении его производных еще во времена незабвенного Владимира Даля, я не надеялся, что найду подтверждения его распространения в русском быте. И нашел.

Николай Михайлович Гальковский, русский историк, этнограф и писатель (1868 – год смерти неизвестен, но после 1917 года) пишет: «… наш очерк был бы неполон, если бы мы не указали на печальные явления в русской жизни, касающиеся того же брачного вопроса, но потемненного и извращенного пороком. Имеем в виду такие виды греха против седьмой заповеди, каковы содомия и скотоложство».

Прервем автора, чтобы объяснить, что такое содомия. Содомия, как оказалось слово секретное. У Даля нет, в Словаре античности нет, у Ожегова нет, в Словаре иностранных слов нет, Большой энциклопедический словарь вообще «наводит тень на плетень», говоря, что содомия, это зоофилия, то есть то же самое, что скотоложство. Но тогда бы Гальковский не поставил  рядом слова содомия и скотоложство. Так вот, содомия в России – это гомосексуализм, которому я нашел вполне приемлемое объяснение в предыдущих разделах, в период промискуитета и острой нехватки женщин, отчего и произошел матриархат.

Продолжаю цитировать Гальковского, это очень важная для моего исследования цитата: «Особой связи этих грехов с русским язычеством мы не находим. Причастные к этим грехам люди действовали не в силу каких-либо доисторических традиций, а просто удовлетворяя своим порочным наклонностям. Полагая, что люди, обнаруживающие наклонности к этим ужасным порокам, психически ненормальны».

Опять прерву, ибо надо сказать, что сегодня в развитых странах давно поняли, что это не психическая болезнь и даже разрешили гомосексуалистам жениться, а в Англии – гомосексуальным семьям даже воспитывать приемных детей. Но, объяснения этому феномену до меня никто не дал. Я его дал в предыдущих разделах. Здесь повторю, что этот феномен остался в генах большинства народов, а зародился он в период, когда часть женщин сбежала в амазонки, а оставшаяся горстка не могла всех мужчин удовлетворить. Процветал этот вид сексуализма в братских кланах Фрейда и у наших казаков-разбойников.

Продолжаю цитату: «Грехи этого рода были известны в Греции, и против них есть постановления в Кормчей. В церковном уставе св. Владимира упоминается заставание «с четвероножиною», т.е. скотоложство. Если судить только на основании литературных памятников, то необходимо сделать вывод: в первые века христианства у нас очень мало были распространены противоестественные пороки. Развитие их относится к более позднему времени, к 15 – 16 векам (выделено мной). Так, в епископском поучении, помещенном в Кормчей 15 века, автор обличает «содомскую пагубу, его же и в бессловесных несть». Уставы преп. Ефросина и преп. Иосифа Волоцкого запрещают допускать в монастырь подростков мужеского пола. Правда, наши монастырские уставы составлялись под влиянием греческих уставов, где отмеченное обстоятельство предусмотрено. Но русская действительность показывала, что постановления преп. Ефросина и Иосифа имели в виду не одну идею, а печальную современную им действительность. Оказывается, этому ужасному пороку был подвержен даже глава русской церкви, митрополит Зосима, как это видно из сочинений преп. Иосифа Волоцкого. Старец Елизарова монастыря Филофей в своем послании умолял великого князя Василия Ивановича искоренить из своего православного царства «горький плевел» содомии. Того же самого явления касался Филофей в послании к царю Ивану Васильевичу, считая содомию жертвой диавола. Обыкновенно о пороках исключительно много не говорят, с одной стороны, ввиду щекотливости предмета, с другой стороны, потому, что нужен  повод, чтобы заговорить: все исключительное редко. Филофей считал необходимым писать об этом правителям русского государства, следовательно, порок принял широкие размеры. Это подтверждается другими источниками. В сочинениях митрополита Даниила (1522 – 1539) рассеяно множество обличений против невоздержания всякого рода его современников, и в том числе обличение грехов против седьмой заповеди. Восставая против обычая многих мужчин румяниться и удалять на лице волосы (выщипывали на лице волосы из бороды и усов), Даниил дает понять, что это делалось с гнусным намерением содомии. По словам Даниила, в 16 веке у нас господствовали грубые чувственные пороки. Простой народ погрязал в разврате, аристократия же изощрялась в противоестественных формах этого греха. Одно из посланий Даниила писано к лицу, погрязшему в содомии до потери физической крепости и ослабления умственных способностей. Вероятно, низкий уровень нравственного состояния русского общества, рассматриваемый под аскетическим углом зрения монаха иерарха, побудил Даниила высказать взгляд, противный христианской нравственности: Даниил допускал оскопление в видах достижения и сохранения целомудрия.

Против содомии направлено сильное «слово на потопляемых и погибаемых  без ума, богомерзким гнусным содомским грехом, в муках вечных» Максима Грека. Видно, что в груди преподобного кипело негодование. Он находил, что следует занимающихся содомией казнить через сожжение и предавать вечной анафеме: «Проклят всяк, иже с мужским полом спит», говорит ревнитель чистоты и благочестия. Неизвестный автор послания к Грозному говорит, что его современники порицали брак и одобряли содомию. Грех был очень распространен; в нем были повинны даже бояре, воеводы и близкие к царскому двору люди. Автор умолял царя искоренить опасный и гнусный порок. Послание точно не приурочено к определенному лицу и приписывается то митр. Даниилу, то попу Сильвестру. Вероятно, оно написано между 1547 и 1552 годами. Стоглавый собор открыто признал, что среди русского общества распространены блуд, прелюбодеяние и содомия. В 1552 году митр. Макарий писал послание в Свияжск к царскому войску. Из послания видно, что воины бесстыдно блуд содевали со младыми юношами, содомское зло, скаредное и богомерзкое дело. Митрополит отмечает, что воины оскверняли освобожденных из плена пленников, жен и девиц. Такое же распутство было присуще русскому обществу и в начале 17 века, если верить показаниям иностранцев. Шаум и Юрий Крижанич свидетельствуют, что русские погрязли в содомском блуде, говорили об этом открыто, нисколько не стесняясь, даже хвастаясь своим грехом. Олеарий, посетивший Москву в 1634, 1636, 1639 и 1643 годах (везде выделение мое), сообщает, что русские обычно говорят о сладострастии, о постыдных пороках, разврате и проч. «Некоторые из них», - говорит Олеарий, - «грязнят» себя отвратительным пороком, известным у нас под названием содомского»».

 Итак, с конца 14 века до половины 17 века, то есть на протяжении более 250 лет, в Московской Руси процветал гомосексуализм, особенно в войсках, особенно среди  дворян, бояр и ближайшего окружения царя. Заметим, сразу после знаменитой Куликовской битвы и окончания «татаро-монгольского ига». Какие же выводы из этого можно сделать? Грубо, с 1240 по 1380 год казаки-разбойники приходили за данью в виде людей-рабов, попутно грабя князей-грабителей.

Это было «татаро-монгольское иго», но гомосексуализма не было. Казаки-разбойники этим делом занимались у себя дома, в низовьях трех рек, с молодыми солдатами своими, они же пленники из Московии. Сюда же надо отнести правило «печенегов» принимать в свое войско пленников на полное «равенство», они же рабы на продажу, выборочные. Некоторые из них даже не воевали, а «румянились и выщипывали волосы из бороды», то есть являлись нормальными «женами», как и сегодня в цивилизованных странах. Поэтому в это время на самой Руси «содомии» и не было.

Так как никто до меня не объяснял этого феномена так, как объясняю его я, то и Гальковский «не видит связи с язычеством». Этим же объясняется и его ссылка на то, что «доисторические люди Греции занимались содомией не в силу традиций, а в силу порочных наклонностей». Начиная с Куликовской битвы (у Гальковского «к 15 – 16 веку»), «распространились противоестественные пороки». Дело в том, что казаки-разбойники стали часто появляться в «зимней» столице на правах хозяев, заметив, что жить в ней лучше, чем в шалашах на Дону. Но перейти к нормальной сексуальной «ориентации», естественно, не могли. С ними в Россию прибыли и евреи, деньги считать.

Заметьте, у Гальковского «простой народ – в разврате, а аристократия – в противоестественных наклонностях». А в каком ином «разврате» простому народу находиться? У него же еще простой первобытный промискуитет существует, едва перешедший в «групповые свидания на берегу реки». Народ поступает очень естественно. Как предки. Женщины воспитывают детей и сами себя кормят, мужики слоняются без дела, ждут, когда можно будет на берег реки выйти и принять участие в песне-танце «а мы просо сеяли-сеяли, а мы его вытопчем-вытопчем». Все очень естественно и я это уже во всех подробностях описывал. Главное, заметьте, у простого народа нет гомосексуализма.

А вот что «аристократия погрязла в противоестественных наклонностях»,  тоже очень естественно. А в каких же еще казакам-разбойникам «наклонностях» погрязать? Они и погрязают в «наклонностях», к которым привыкли, в гомосексуализме. Поэтому старшие воины и «блудят» с новобранцами, с кем же им еще «блудить»? Женщины старым воинам уже, как говорится, «до лампочки». С этими воинами, ставшими на «святой» Руси уже дворянами, и их командирами, ставшими уже боярами, прибыли и нравы «румяниться и выщипывать бороду» с одной стороны, и «пользоваться» ими, нарумяненными и с выщипанными бородами, - с другой. Я считаю это прямым доказательством моей теории.

Но как вы уже знаете, церковь отвечала за идеологию в Московии, как идеологический отдел ЦК КПСС. Сами цари тоже не прочь были «посодомить», они же плоть от плоти своей «орды». Потому-то они так небрежно и бросали «персидских княжон в набегавшую волну». Пришлось переложить на плечи митрополитов заботу о подрастающем поколении «аристократии», а те, в свою очередь, очень озаботились, но сделать ничего не могли, только жаловались царю, а тот и ухом не вел. Вот тогда-то патриарх Даниил, вопреки «христианской нравственности», и предложил «занимающихся содомией казнить через сожжение», а также «допустил оскопление в виду достижения и сохранения целомудрия». Это было при Иване Грозном, перед самыми Романовыми. В это самое время русский язык очень обогатился производными от иностранного слова «скоп» – смотрю, показываю, а скопец приобрело смысл «каженик». Мол, покажи, кто ты есть на самом деле? Вспомните и о птице женского рода «скопа», мужской род которой произошел, вопреки правилам русской грамматики, от женского рода, скопчик или копчик. Но и при Романовых этот грех свирепствовал. Почему? Потому, что это не касалось народа, который размножался по естественным правилам, а свирепствовало в верхушке, которая в те времена еще не успела задуматься о престолонаследии. Ведь у бандитов нет родственного наследования. Или покажите мне его хотя бы на примере сегодняшних бандитов. 

И все же, само применение иностранного слова доказывает мою гипотезу о том, что в Московской Руси и в Ярославской был избыток женщин, о котором я говорил выше, в предыдущих разделах. Если бы у нас не был излишек женщин, и пришлось бы прибегнуть к оскоплению исстрадавшихся мужчин, мы бы и сами придумали слово такое. Не пришлось бы занимать из другого, фактически еврейского языка, не социализм же, и не коммунизм, а тем более не рефрижератор, которых мы сами изобрести не сумели. 

 

Генетика и гомосексуализм

 

Не зря же я столько слов иностранных натаскал из генетики, чтобы они пропали втуне. Надо бы их применить. Но сперва немного порассуждаем о приведенных выше данных. Мне очень нравятся слова ученого Александра Карпова в статье Александра Крылова о том, что истинных гомосексуалистов всего два процента, притом большинство их – бисексуалисты, имеющие детей и семьи, а вовсе не двадцать процентов, как считают гомосексуалисты сами. Обратил я внимание и на то, что у великого композитора дела с женщинами оканчивались «плачевно». Понравилось и то, что кроме Евразии и Черного континента, не упоминается о гомосексуализме нигде. Особенно я рад за Австралию. По примеру Австралии и у нас, в Центральной России, его не должно было бы быть, так как катастрофического недостатка женщин не было. Что касается Африки, то в верховьях Нила, как и в его низовьях существовали самые древние государства, откуда к нам в Европу пожаловала сама богиня-мать Кибела со своим сыночком-папочкой, и одновременно любовником, Аттисом.

Что касается сюжета про «бородача с эрегированным членом и юноши с поникшим пенисом», то его, скорее всего, надо объяснять не приготовлением к гомосексуальному контакту, так как в случае приготовления у обоих партнеров пенисы были бы эрегированными. Если вы вспомните о маленьком мальчике, о котором я говорил выше при расписывании возникновения культа Кибелы, который от ужаса при виде того, что сделали с его младшим братом, потерял навсегда свое либидо к женщинам, стал импотентом, так это он и есть несколько возмужавший телесно. Поэтому он и являлся довольно легкой добычей для «бородача», для гомосексуального контакта в качестве пассивного гомосексуалиста. Для женщин он потерян, а для охочих мужиков мог бы и сгодиться. (Впрочем, об этом «эрегированном члене», только с наскальной росписи в Англии, я напишу специальную статью).

«Доблестных батыров» татаро-монгольских тоже надо оправдать перед общественностью. Ибо, как доказал Гальковский, содомия и скотоложство распространились на Святой Руси не в период «татаро-монгольского ига», а как раз значительно позже его. В язычестве на Руси их вовсе не было, да и не могло быть, так как женщин был даже излишек. Вместо «доблестных батыров» я бы ввел казаков-разбойников, которые захватили власть на Руси, о чем я уже говорил. На помощь им в этом деле я бы ввел иудейскую веру  «хазар», которые главенствовали и считали деньги казаков-разбойников и надоумили их построить Москву на стратегическом пункте истоков трех великих русских рек. (Это я тоже буду корректировать).

Про «затишье при первых Романовых» в деле гомосексуализма и скотоложства на Руси я бы вообще не упоминал, ведь Ивана Грозного от Петра I отделяют только основоположник династии Михаил Романов и его сын Алексей, отец Петра. Насчет самого Петра известий про его сексуальную всеядность более чем достаточно. Да и потомки его, великие князья, тоже были не прочь «оттянуться».

В качестве толчка для перехода к генетике гомосексуализма напомню опять же слова А. Крылова, что, дескать, это «не порок и не болезнь, а специфический стиль жизни». Я только напомню вам про «кроликов гималайской линии», потомки которых «наследуют не какую-то одну неизменную окраску меха, а способность давать определенную окраску, различную в разных условиях среды», норму реакции организма на все возможные условия среды.

В нашем мужском генном аппарате, заключенном в нашей сперме, есть все варианты развития событий: способность дышать в воде и в воздухе, однополость, двуполость, необходимость оплодотворения, возможность неоплодотворения, гермафродитизм, гомосексуализм мужской и женский, нормальная сексуальная ориентация, стремление к промискуитету, младенческая и старческая вспышка плотских чувств, фригидность, импотенция и еще  десятки, а может быть, и тысячи различных вариантов. Крайние проявления этих событий очень редки, иначе нас давно бы не было на белом свете. Но возможность их реализации в той или иной степени всегда имеется, чаще в неявных, неопределенных формах, которые всегда способны при определенных условиях преобразоваться в крайнюю форму проявления.

В генном аппарате нет отходов, мусора. Способность дышать в воде не утратилась раз и навсегда, вдруг возникнет в ней необходимость вновь? Однополость, конечно, хуже двуполости, так как здорово уменьшается возможность перемешивания генов, а значит и приспособляемость к окружающей среде. Но на крайний случай, когда все мужики подряд сопьются или все подряд станут гомосексуалистами, и однополость временно сойдет. Возможность неоплодотворения тоже неплохая штука, вдруг всех мужиков поубивают на фронтах? Гермафродитизм – вообще прелесть. К нему очень подходит советская частушка про женщин: я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Эти генные штуки очень древние, говорят им миллионы лет, но, тем не менее, не отбрасываются, хотя пока и не востребованы. А вдруг опять всемирный потоп явится? Жабры нам очень понадобятся. Поэтому про Ноя, ковчег и его «всех тварей по паре» выдумали церковники, и выдумка эта не выдерживает никакой критики в свете новых данных генетики. Мы бы просто временно подышали жабрами, а потом снова бы выбрались на бережок. В свете этого потоп был, а Ноя не было. Незачем он при таком совершенном генетическом механизме. Хотя, может быть, нам бы и жабры не понадобились, мы обошлись бы и легкими, только дышать стали бы раз в тысячу реже, как, например, киты. Вздохнул, насытил кровь кислородом, и ныряй на полчаса - час в воду. И это неплохой выход, генетически инвариантный.

Все остальные, выше перечисленные варианты генного развития событий совсем молодые, им не больше тысячи лет, а, скорее всего, еще меньше. Но все они, как древние, так и «молодые» генные варианты, произошли от безотлагательной необходимости. Возьмем нормальную сексуальную ориентацию, а потом перейдем к гомосексуализму. Двуполость произошла от необходимости развития генного разнообразия потомства методом совокупления генов: пусть они поборются в женском организме, и выйдут оттуда крепкими или ослабленными в зависимости от внешней среды, то есть от самой женщины, которая тоже внешняя среда по отношению к сперматозоидам, и от вселенской внешней среды, которую женщина воспринимает своими известными пятью органами чувств и неизвестными науке, которые именуются пока, временно, «шестыми» чувствами.

Но, тут произошла случайность в теплых климатах, называемая мужским эгоизмом. Создатель, конечно, рассчитывал на эгоизм, но не такой махровый. На женскую часть населения свалилось такое огромное число забот о себе и своем потомстве, в которых мужчины не только не помогали, но даже и усугубляли их своим постоянным отсутствием, что женщины, видя их как бы недостаток, принялись его как бы восполнять, рожая почти одних мальчиков. Таким образом, они оказались на грани вымирания. В запасе у генного аппарата было несколько вариантов преодоления этого кризиса: методы гетерогенеза, то есть, гермафродитизм, необязательность оплодотворения, смена пола для вынашивания ребенка, создание разделительных поколений и некоторые другие. Можно было пойти и по пути сокращения длительности модификации и нормы реакции (смотри выше). Кстати, известное науке противоестественное желание некоторых мужчин вынашивать ребенка не из этой ли оперы? Известный случай с одним китайцем, в котором обнаружился еще один китаец, проживший в нем с десяток или более лет нельзя ли отнести к таким генетическим «пробам пера»?  Как бы там ни было, но с катастрофическим уменьшением числа женщин удалось бы справиться автоматически, не реши эту проблему сами люди. Поэтому, считающаяся сегодня нормальной сексуальная ориентация по типу любви «М» и «Ж» могла бы стать сексуальным меньшинством и замениться чем-нибудь иным.

Критический недостаток женщин привел в целях удовлетворения либидо, которое звучит лучше как неконтролируемое «Оно», к онанизму, гомосексуализму, оскоплению и к банальному скотоложству, от которого, как и от первых, на сегодняшний день дети не родятся. Но в принципе поворот событий к рождению детей мог бы и наступить, что яснее всего доказывает гермафродитизм. Сообщество людей разделилось на гомосексуалистов, кастратов, амазонок и мужчин-импотентов, мужской эгоизм был преодолен матриархатом, образовалась парная любовь с венцом ее – семьей, кризис был преодолен без вмешательства генной модификации человека, но генная модификация всегда была наготове, да и сейчас она наготове.

Гомосексуализм чем интересен? Тем, что представители одного и того же пола ведут себя двояко, и как мужчина, и как женщина, притом самым серьезным образом, вплоть до рукоприкладства и макияжа. Но это же уже почти разнополость, но только пока неявная в физиологическом смысле. Если понадобится насущно, то генный механизм доведет все это до физиологического финала. Вот на этой основе и перейдем к России.

Гомосексуализма, если верить Гальковскому, до захвата власти в ней казаками-разбойниками с явной склонностью к этому как бы и не пороку, в России не было, ну может быть, чуть-чуть, местами. Женщин было достаточно в связи с зимовками в медвежьих ямах, когда на глазах у будущих рожениц всю долгую зиму мельтешило столько же мужиков сколько и женщин. Гомосексуализм мог проистекать от стыдливости, застенчивости некоторых из мужчин, случайных совпадений, то есть не был широким. В нижних же и средних течениях трех великих русских рек Волги, Дона и Днепра он процветал вовсю. В приморских степях скакали амазонки, тоже страдающие этим как бы и не пороком, а острой необходимостью. Об образовании этих орд я уже говорил достаточно. Амазонки и казаки-разбойники постепенно знакомились, образовывали семьи, переходили к разнополой любви, но не все. Некоторые были как староверы упорные.

С момента захвата власти над Московской Русью, а это произошло при Иване III, Великом, хотя началось при Иване I Калите, а завершилось при Дмитрии Донском, ватаги воинов-гомосексуалистов хлынули на Русь могучим потоком. Но эти казаки-разбойники были элитой русского общества, дворянами, а потому могли себе позволить все что хотели. Вот в их-то среде и процветал гомосексуализм, а источник наслаждений был простой народ: крестьяне, смерды, холопы. Они и раньше продавали их в рабство, и теперь не очень церемонились, ведь народ – это почти животные для них. Только к декабристам дворяне несколько начали понимать, и то не все, что перед ними народ, такие же люди как они сами. И цари наши были почти сплошь гомосексуалисты. Армия – это почти узаконенный рассадник содомии несмотря на всех патриархов и указы Петра.

«Псевдоразнополость в гомосексуализме, это дворянин - «мужчина», а рабы - «женщины». Солдаты для офицеров, а офицеры – дворяне, тоже - «женщины». У сильного слабый – «женщина». Поэтому надо говорить о насильственности приобщения «женщин» к гомосексуализму. Сейчас этот процесс приобщения продолжается в советских и российских тюрьмах, раньше – в царских. Сегодня, в 2000 году, в тюрьмах сидит больше миллиона человек, на душу населения – больше всех в мире. При коммунистах сидело еще больше. Надо отметить и оборачиваемость российского населения через тюрьмы. Статистики этой я не знаю, она очень секретная, но я очень долго проработал в Сибири, на шахтах, и твердо знаю, что среди шахтеров там, например, в Кемеровской области, до трети списочного состава – бывшие заключенные тюрем и лагерей. Поэтому с третьего класса начальной школы дети знают, что означают слова «опустить» и «петух». В книгах, газетных статьях и по «ящику» их давно употребляют без перевода с блатного тюремного на русский.

Выше изложенное является основой для сравнения данных по чистым гомосексуалистам (значительно меньше 2 процентов от общего населения) и «нечистым», только «балующимся» гомосексуализмом или лесбиянством, так сказать «двудомным» индивидам (20 процентов), о которых упоминает автор вышеизложенной статьи. К этому прибавим, если вы не забыли о них, гималайских кроликов, которые в зависимости от температуры окружающей среды меняют автоматически свою окраску, но не как хамелеон постоянно, а раз в жизни, при рождении. Кролики показывают нам, что в генном аппарате заложена не сама окраска, а способность ее менять в зависимости от условий. Точно так же проявляет себя гомосексуализм у тех, которых двадцать процентов. Не помести его в тюрьму, «на холод» по выражению одного немецкого писателя, он о гомосексуализме никогда не задумается даже, и будет жить со своей женой женского пола в тихой семейной радости до смерти. Как только он окажется в солдатах или в тюрьме, ему сразу начинает казаться, что и мужчины очень красивые и приятные на ощупь.

Здесь генетика начинает переплетаться с нравственностью, барской вседозволенностью, богатством, престижностью, наконец, с модой. Почти в каждом из нас заложены гены в ослабленном аллельном состоянии, провоцирующие на гомосексуализм, но если нет холода, то и окраска у нас будет не голубой (у кроликов – черный), как только похолодало, так и цвет начинает меняться на голубой (у кроликов на белый).

Вечна ли проституция? Все говорит за то, что вечна. Это же работа. В нашей стране проституции нет, хотя проститутками заполнены все наиболее подходящие для этого улицы и шоссе. Нет потому, что нет законов, регламентирующих ее. А ведь их так просто создать. Нет законов потому, что проститутками пользуются все, начиная от генеральных прокуроров, и законы им здорово мешали бы. Общества, нации и страны, в которых нет законов на этот счет, несомненно, являются самыми отсталыми в мире, несмотря на то, что у их правителей имеются атомные бомбы. А их подчиненные, почти рабы или подопытные кролики, за чистый престиж, для того, чтобы написали о них в газетах как о знаменитом чеховском герое, попавшем под лошадь извозчика, без денег, летают в космос. Но я ведь пишу, собственно, не об этом, а о генетике и гомосексуализме.

У гомосексуализма двадцати процентов населения России очень слабые генетически-аллельные ростки, но они с такой силой поддерживаются всей мощью государства на протяжении многих веков, что потерять им свою остаточную силу просто невозможно. Начнем с дворян, которые сегодня вновь создали свое дворянское общество, разогнанное 70 лет назад коммунистами. Им много веков подряд разрешалось делать все, что им заблагорассудится с такими же самыми людьми как они сами. О вовлечении в гомосексуализм своего дворового раба ни в одном законе прямо не говорилось, ибо, что это за мелочь по сравнению с продажей малого дитяти, оторванного силой на продажу от маминой груди? А не только простые дворяне, но даже дворяне-декабристы чуть ли не сплошняком были гомосексуалистами. Что у них в имении не было красивых молоденьких мальчиков? Да за одно это русским дворянам надо стесняться своего дворянства хуже воровства, а не создавать свои «общества». Почитайте вновь цитату из Гальковского выше, и вам станет совершенно ясно, что русскому дворянству надо сидеть тише воды, ниже травы. А между тем, последние годы идет форменная реклама дворян. Или вы не замечаете этого? Почти каждый нынешний выскочка, наворовавший денег, стремится в этот клуб, хотя его дед у деда нынешнего «дворянина» был конюхом, которого «педерастили» почем зря, когда хотели. Говорят, Сосковец в том клубе большая шишка. Надо бы узнать его родословную. Поэтому, в законодательном порядке надо признать, что русским дворянством не гордиться надо, а по возможности скрывать его, ибо преступления этого клана людей налицо. И продолжать это надо столь долго, пока охочие до дворянства новые русские не станут стесняться приобщения к русскому дворянству. Но это только первый шаг.

Второй шаг надо сделать в сторону современной русской «элиты», любящей педерастию по принципу ее модности и «избранности». Надо дать понять обществу, особо его «верхним слоям», что быть педерастом – это одно и то же, что быть каторжником с рваными ноздрями, с клеймом на лбу. А то импотентом почему-то быть стыдно, а педерастом – чуть ли не почетно. Вместо этого у нас в стране даже не педерасты стараются выглядеть педерастами, «рисуются» ими,  а самим противно, так как у некоторых гены противятся. Мода на педерастию – это не безобидная мода, как мода на зеленую краску для волос. Интересно, была ли мода у танцовщиков до Дягилева на педерастию?

Третий шаг надо направить в сторону тюремных паханов, да построже, тюрьма не для обучения педерастии служит, а в качестве наказания. Там педерастию надо поставить так, чтобы и стопроцентный педераст переходил на безобидный онанизм.

 Указанные три действия не требуют никаких затрат у государства, если не считать затратами простую добрую волю. А то у государства есть тысячи долларов за минуту идиотского телевизионного ролика про «Уплати налоги и живи спокойно», а бесплатной доброй воли нет.

Я уверен, эти три простые меры быстренько снизят процент гомосексуалистов с двадцати процентов до максимум двух процентов, которые вообще не могут обойтись без этого, и тогда можно приняться за законодательство. Начать его надо вкупе с законодательством по поводу проституции, так как гомосексуализм быстренько сравняется с проституцией в цене. Продавать свое тело не может быть запрещено никому, кроме малолеток. Достигай 21 года и тогда – пожалуйста. А то дурацкий закон о курении и питию водки с 21 года есть, а по проституции и гомосексуализму нет. Но, курением и пьянкой-то вредишь только самому себе, а первыми – и другим. Вот такое непонимание простых истин говорит о дурости народа, но с этим пока ничего не поделаешь, придет время – поймут. Но руководители народа-то считают себя умными, а потому их непонимание этих же истин можно вполне квалифицировать как преступление перед собственным народом. А считаешь себя умным, отвечай за преступления, или не ходи во власть.

Вообще для властной элиты надо установить несколько иные законы, пожестче, чем для простого дурного народа, как это и сделано в хороших странах. И это не будет дискриминацией. Тогда элита будет немного раздумывать, зная последствия, прежде чем добиваться власти. Этому очень хорошие примеры есть в мировой практике последнего времени. Я имею в виду Хоннекера и Пиночета. Вы их все помните. Хоннекер же не сам расстреливал своих сограждан на берлинской стене, он только знал об этом. Но даже знать без принятия предупредительных мер против этого ему по должности не положено. А если он не знал, то и этого ему не положено по должности, по должности он знать обязан. А если знает и не принимает мер, то он нарушает закон, по которому он должен охранять конституцию своей страны. А в конституции же ни в одной не написано, что можно расстреливать своих граждан без суда хоть на берлинской стене, хоть в любом другом месте. Поэтому-то и судили Хоннекера, я это в душе поддерживал, но очень много россиян, особенно власть имущих, Хоннекера  жалели, даже на экранах телевизора. Простым гражданам его жалеть можно, они пока дураки, а власть имущим – нельзя. Но у нас пока нет специальных законов для власть имущих, и не будет, пока народ из дураков не перейдет хотя бы в статус полудурков.

Что касается Пиночета, то там еще проще. Пиночет, конечно, преобразовал страну, поднял уровень жизни народу, но для этой цели нельзя было убивать ни одного своего гражданина, не то, что иностранцев. А Пиночет убил, не то тысячу, не то две тысячи народу, но страну сделал как игрушечку. Игрушечка хорошо, но не такой ценой, заявила мировая общественность и начала его судить с помощью английского правосудия, да так, что бедный диктатор чуть коньки не отбросил, старенький он нынче очень. Напугав как следует, Пиночета отпустили, но весь мир увидел, что убивать своих сограждан безнаказанно нельзя, президенту – тем более. Главное, прощать ничего нельзя, рассудили судьи, ибо еще в позапрошлом веке был сформулирован принцип, что наказание не главное, главное – его неотвратимость. Вот эту неотвратимость и продемонстрировал мир демократии на примерах престарелых Хоннекера и Пиночета. Но нам, россиянам, это пока недоступно для понимания. Мы и Милошевича, проживающего сегодня в брюссельской тюрьме, жалеем по телевизору.

Приблизительно по такому сценарию и надо бороться и с симулированием гомосексуализма. Но надо же сказать пару слов и о тех гомосексуалистах, которые не могут без этого как без воздуха. Их же приблизительно столько, сколько в нашей стране гермафродитов, то есть весьма мало. Их же генный аппарат имеет не какие-нибудь завалящие ослабленные гены-аллели, как у симулянтов, а сильные настоящие гены, притом в обеих хромосомах парных. Поэтому против них не попрешь, даже законодательным способом. Им можно разрешить все, кроме растления малолеток, принуждения  и использования для этого своего служебного положения. Последнее должно караться весьма серьезно, как убийство сограждан. Пусть покупают свою однополую любовь, поскольку она будет продаваться на свободном рынке. Пусть воспитывают своих приемных детей, как показывали по телевизору из Англии. Пусть обнимаются и целуются в троллейбусе, как это у всех на глазах делают наши тинэйджеры и некоторые постарше с традиционной сексуальной ориентацией. Их, я думаю, даже можно регистрировать в ЗАГСе и платить им пенсию по случаю потери кормильца. Когда все это сделают для них, интерес публики к ним пропадет. Ведь не очень же мы интересуемся целующимися парами в метро? А когда пропадет интерес, явится полное взаимопонимание и инцидент будет исчерпан. О гомосексуализме просто все забудут, даже вновь испеченные «дворяне», не говоря уже о балетных танцовщиках.

 

Генетика и естественный отбор

 

Доказано, что один ген может влиять не на один, а на многие признаки организма, вместе с тем, развитие каждого признака зависит не от одного, а от многих генов. Наличие или отсутствие контролируемого данным геном признака, могут варьировать в зависимости, как от внешних условий, так и от генотипа. В клетках в функционально активном состоянии находится лишь часть генов;  активность остальных подавлена, репрессирована. Для каждой стадии развития организма характерна строго определенная картина синтетической активности хромосом, активные и пассивные меняются в зависимости от стадии развития. Генетический аппарат функционирует в тесном взаимодействии с внехромосомными, или внеядерными, компонентами клетки (цитоплазмы). Но и сама цитоплазма меняется под контролем ядерного аппарата. Способность к мутациям присуща всем генам, как в половых, так и в соматических клетках организма. Спонтанные мутации отдельных генов очень редки, что создает устойчивость (стабильность) наследственной системы.

Приведенные тезисы из генетики показывают, сколь гибка и подвижна генная система, как цветка, так и человека, ничто во внешнем мире не происходит бесследно для человека в частности, ни скученность жизни, ни постоянная война, ни постоянные репрессии, ни пропаганда. Продолжим.

«Возникающие рецессивные мутации не исчезают, а сохраняются в популяции в гетерозиготном (так сказать многоплановом – мое) состоянии. Наследование реальных признаков, приобретенных в течение индивидуального развития организма, не происходит».

Другими словами, считается, что каждый человек не передает своему потомству лично им приобретенных признаков. «Зато природные популяции насыщены мутациями». Здесь я должен прервать цитату и объясниться несколько. Мне кажется, есть противоречие между тем, что один, отдельный  человек ничего не передает, в то время как «популяции насыщены мутациями». Без мутации одного не будет мутаций и в популяции. Мне кажется, что здесь можно кое-что добавить из теории Геодекяна, жестко доказавшего, что пол будущего ребенка определяется не в момент оплодотворения, а значительно позже, через наблюдающие окружающий мир глаза матери, его родившего. Я об этом уже писал выше. Но если доказан факт бессознательного выбора матерью того или иного гена в аллельном состоянии в отношении пола будущего ребенка, то почему это не должно происходить сплошь и рядом по другим аллелям. Тем более что «активные и пассивные хромосомы меняются в зависимости от стадии развития организма», как выше отмечено самими авторами. Я думаю, здесь от энциклопедии несет старинным коммунистическим духом: наследственность – ничего, воспитание – все, по типу про «спрайт»: «жажда – все», из-за чего «вейсманизм-морганизм» столько лет и гнобились. Продолжим экскурс.

«Все мутации находятся в равновесии с фенотипом. Генотип определяет норму реакции организма на среду. В реальных природных популяциях концентрация мутантных генов зависит главным образом от давления естественного отбора в  условиях среды. Носители неблагоприятных мутаций удаляются отбором. Поскольку одни и те же мутации в разных условиях среды и при различных направлениях отбора неодинаково влияют на приспособленность организмов, они служат тем материалом, на основе которого под влиянием отбора создается внутривидовой полиморфизм, обеспечивающий приспособленность организмов и его эволюционную пластичность в широко изменяющихся условиях обитания. По Шмальгаузену скрытые под покровом нормального фенотипа мутации создают «мобилизационный резерв» наследственной изменчивости, поставляющей материал для деятельности отбора при изменении условий существования вида. Так как  мутации могут оказывать различное влияние на развитие признаков в зависимости от генотипических особенностей организмов, то есть генотипической среды, в которую попадает мутировавший ген, отбор «оценивая» фенотипы особей, включает в сферу своей деятельности не отдельные мутации как таковые, а целостные генотипы, «подхватывая» те из них, которые обеспечивают наиболее тонкое приспособление организмов к среде». 

В этой фразе развивается правильная мысль о крупномасштабной мутации и приспособлении, но я хочу сказать, что на основе теории Геодекяна, в каждом человеке происходит не только наследственная, но и приобретенная им самим мутация, и передается потомству точно так же как пол ребенка, приобретенно, через глаза. По-моему, генетики этого пока не замечали, хотя, например, и говорят, что у алкоголиков дети чаще алкоголики, чем не у алкоголиков. А советские генетики это полностью связывают опять же с воспитанием, то есть не со средой вообще, а с воспитательной средой, но не с «геном алкоголизма». Я думаю, что это неверно. Застарелый ген «всеобщей испуганности россиян», например, есть во всех людях, только в разной аллельности, но она тоже меняется, как и положено в хорошо запутанном деле с почти бесчисленными исходами. Собственно, эту мою мысль на словах подтверждает и сама энциклопедия, не особо вдаваясь в подробности: «проявление некоторых наследственных болезней зависит от средовых факторов, которые могут способствовать развитию наследственного предрасположения или полностью его подавить». Может поэтому россияне, переехавшие жить на Запад, перестают бояться одного вида полицейских и даже начинают ждать от них помощи, чего никогда бы не сделали у себя дома, в России.

Остановимся на генетике поведения. «Генетика поведения, - пишет энциклопедия не о людях, разумеется, - это: в какой степени и каким образом различия в поведении определяются наследственными факторами? Генное управление и контроль поведения исследуется на различных уровнях организации живого: в биоценозах, популяциях, сообществах, на уровне организма, а также на физиологическом  (орган, ткань, клетка), и молекулярном уровнях. Генное управление и контроль имеет существенное значение для учения об индивидуальных различиях в высшей нервной деятельности и выявления относительной роли врожденных и приобретенных особенностях поведения (в стае, стаде), а также для создания экспериментальных моделей нервных болезней».

В применении к человеку приведенная фраза звучит несколько экстравагантно, однако, бьет в самую суть, ибо, что можно сказать о «стае и стаде» животных, то же самое можно сказать и о человеке. Особенно мне нравится «управление и контроль». Я не говорю, конечно, о том, что русские цари «управляли и контролировали» свой народ, интеллект не тот, да и само развитие науки не то. Я говорю, что это вполне возможно делать и сама генетика изучает этот процесс. А «управление и контроль» получились автоматически, то есть самое жестокое в мире рабство, поимка беглых и водворение их на место без срока давности, жестокое подавление свободомыслия, насаждение самой отвратительной из религий, отсутствие суда и законов, а взамен их самодурство, жесточайшие наказания, всегда соседствующие с конфискацией имущества, – все это не могло на генном уровне не повлиять на русского человека. В том числе и на его «высшую нервную деятельность». То есть я считаю доказанным, что русский народ таковым, как он есть, сделали русские цари и русские дворяне. Следующая цитата доказывает эту мою мысль.

«Генетика человека. Генеалогическим методом доказано, что более 1800  морфологических, биохимических и других признаков человека наследуется по (генетическим) законам Менделя. Исследования близнецов показывает, что вклад наследственности и среды в развитие самых разнообразных признаков различен и признаки развиваются в результате взаимодействия генотипа и внешней среды. Одни признаки обусловлены преимущественно генотипом, при формировании других признаков генотип выступает в качестве предрасполагающего фактора,  (или фактора, лимитирующего норму реакции организма на действия внешней среды). При браках в изолятах рецессивные гены переходят в гомозиготное (половые клетки одинаковы по сравнению с гетерозиготным) состояние  и проявятся. Исследования человека показали, что наличествует естественный отбор в популяциях. Однако (естественный) отбор интенсивно действует у человека только на эмбриональной стадии, например, самопроизвольные аборты».

Ну вот, и советская генетика подтверждает обоснованность правила северных народов укладывать в постель своей жены пришлого издалека мужчину, о чем я выше говорил. Но не это главное. Главное в том, что мы всегда представляем эти народы такими дураками, неспособными на такие «умные» решения, а вот видите, догадались. Но и это еще не все. В приведенном тезисе я вижу доказательство и тому, что австралийские аборигены путем чистой логики пришли к выводу о запрете браков между близкими родственниками, особенно – между братьями и сестрами. (О чем я говорил выше при их рассмотрении).

А вот с тем, что «отбор действует только на эмбриональной стадии» я не согласен. Тогда бы не было связи генетики с высшей нервной деятельностью, а она есть, сами авторы чуть выше сказали об этом. Другое дело, что эмбрион за 9 месяцев проходит все стадии развития вида от рыбы и двуполого существа до человека, поэтому там все и более заметно. А что касается самопроизвольного аборта, то это не естественный отбор в большинстве случаев, а чистая случайность в развитии и зависит в основном не от самого плода, а от его опять же внешней среды – матери. На мой взгляд, генетики никак не могут увязать две стадии, утробного и внешнего, развития в одно целое, рассуждают в отрыве от непрерывности и  последовательности.    

Продолжим цитирование: «Генетико-автоматические процессы – вероятностные процессы, определяющие изменения частоты разных аллелей в популяции. Случайные колебания частоты аллелей в популяции связаны с тем, что распределение аллелей между гаметами и комбинирование гамет в зиготе – вероятностные процессы. Эти процессы оказывают не систематический эффект, так как частота аллелей в разных поколениях может повышаться или понижаться. В малых популяциях может происходить чисто случайная стабилизация аллелей (гомозиготы). В результате проявляются довольно быстро новые стабилизированные комбинации генов. Генетико-автоматические процессы объясняют многие расовые различия человека, возникшие без действия отбора. Этот термин иногда называют дрейфом генов, или стохастическим процессом».

К этой фразе надо добавить, во-первых, то, что без действия отбора все равно ничего не получится. Значит эти расовые особенности, возникшие, хотя и случайно, оказались более приемлемыми для жизни расы, например узкие глаза в высокогорьях или на севере, где у «широкоглазых» наступает в солнечный зимний день временная полная потеря зрения от блеска снегов. Во-вторых, если могут быть расовые особенности, выражающиеся в цвете волос или ширине основания носа, то почему не может возникнуть великорусская покорность и вечная испуганность?    

Продолжаю. «Генетический полиморфизм – сосуществование в пределах популяции двух или нескольких различных наследственных форм, находящихся в динамическом равновесии в течение нескольких и даже многих поколений. Чаще всего обуславливается варьирующими давлениями и векторами отбора в различных условиях (например, сезонные), либо повышенной жизнеспособностью гетерозигот. Характеризуется постоянным оптимальным соотношением полиморфных форм, отклонение от которого оказывается неблагоприятным для вида, и автоматически регулируется (устанавливается оптимальное соотношение форм). В этом подвижно сбалансированном состоянии находится большинство генов».

Эта фраза дает надежду на то, что при изменении условий внешней среды, которые в России 1000 лет не изменялись, русский генотип может преодолеть свои негативные генетические черты. Однако опыт показывает, что как только эта самая среда начинает меняться в лучшую сторону, ее немедленно в течение последних 1000 лет, возвращают на место. И это горько. 

Однако продолжаю. «Естественный отбор – это «переживание наиболее приспособленных» организмов, вследствие которого на основе неопределенной наследственной изменчивости происходит эволюция. Естественному отбору подвергаются не только организмы, но и популяции, расы и так далее.  Ведущую роль играет индивидуальный естественный отбор, совпадающий  и вызывающий отбор в популяции. Естественный отбор может происходить только на основе мутационной изменчивости, создающей материал для отбора. Чем сильнее борьба за существование, тем сильнее и строже естественный обор. Выжившие передают потомству свои генотипы. Естественный отбор идет по фенотипам, но отбираются генотипы. Значение естественного отбора не в выживании как в таковом, а в том, что выжившие особи оставляют потомство».

Замечу, что, во-первых, авторы высказывают здесь правильную мысль о том, что «ведущую роль играет индивидуальный естественный отбор, влияющий на естественный отбор популяции, а несколькими абзацами выше они говорили, что наследование реальных признаков, приобретенных в течение индивидуального развития организма, не происходит». И мне пришлось за это их критиковать. Фраза «чем сильнее борьба за существование, тем сильнее и строже естественный обор» доказывает отсталость народов, живущих в особо благоприятных условиях (айны, австралийцы, калифорнийские индейцы), у которых я их отсталость в отличие от удивленного Фрэзера этим и объяснял. Кроме того, посчитайте в русской истории всяких «повстанцев», которых перевешали и четвертовали, не дав им оставить храброе потомство.

Продолжаю цитировать. «Направленность естественного отбора зависит не только от изменения внешних условий, но и от характера наследственных уклонений, которые, обладая преимуществами в изменившихся условиях существования, подвергаются отбору в рассматриваемый момент. Поэтому в популяциях одного и того же вида, даже находящихся в очень сходных условиях, могут отбираться различные уклонения, что приводит к различным направлениям естественного отбора. В то же время, как бы часто не возникали неприспособительные в данных условиях уклонения, они будут элиминироваться (вымирать) и не окажут влияния на направления отбора. Поэтому сама по себе изменчивость не может определить направления эволюции».

Что верно, то верно, особенно последняя фраза. Но я хочу приспособить эту цитату для другого. Меня интересует «различные направления естественного отбора» в применении к России. К первому направлению я отношу бывшего муромского страдальца Илью, вообще бегство в казаки, возникшее много позднее самой организации казаков-разбойников, и раскольников, убежавших на край света. Не в расколе тут дело, нам расколом этим, как говорится, только «мозги пудрят». Ко второму направлению, гораздо более обширному, я отношу героя Кольцова, который не хотел ни жать, ни косить, а только мечтал о коне и темной ночи, но ничего не делал для этого. К этим героям Кольцова я отношу и вас всех, и себя не исключаю из этого списка.

Цитирую, чтобы подтвердить предыдущее. «Естественный отбор выступает в двух формах: стабилизирующей и движущей. Стабилизирующий – по Шмальгаузену наблюдается среди организмов при постоянных условиях существования. В этом случае все вновь возникающие мутации оказываются вредными, так как нарушают приспособленность к окружающей среде, они не развиваются, а сохраняется лишь достигнутая приспособительная норма. Движущая форма естественного отбора Дарвина проявляется при изменении внешней среды. Тогда наследственное уклонение, совпадающее с направлением изменения условий существования,  подхватывается естественным отбором. В конечном итоге, вследствие гибели особей, не обладающих преимуществами в новой среде обитания, полезное уклонение постепенно распространяется в популяции. Если отбором подхвачено одно уклонение, наиболее выгодное в данных условиях, популяция перестраивается как единое целое. Но когда происходит отбор нескольких качественно разных уклонений, примерно одинаково приспособительных по отношению к одному и тому же фактору среды, возникает несколько направлений эволюции одной и той же популяции. В природе постоянно сосуществуют обе формы естественного отбора. Можно говорить лишь о преобладании движущей или стабилизирующей формы на данном этапе эволюции. Стабилизирующий отбор охраняет признаки, имеющие в определенных условиях существования приспособительное значение, движущей - создает новые приспособления. Поддерживаемый отбором уровень приспособленности обеспечивает выживание особей в тех условиях, к которым они приспособлены».

Все то подавляющее большинство россиян, которые не убежали к волжско-донским разбойникам, в глухие дебри Сибири, в скиты, а также за границу, подверглись стабилизирующей форме естественного от­бора, заключившей в себе самые яркие черты русского характера. Такие как показная приниженность, спо­собность без смущения то и дело кланяться, почти бесстыдно просить, показная любовь к барам (Платон Ка­ратаев, Иван Сусанин, Александр Матросов), которую специально пропагандируют, так рисуя их сусальным золотом, что читать противно.  Но, взгляд исподлобья, способность как один взбунтоваться, сжечь помещи­ков при первой же возможности безнаказанности, скрытая злоба к нынешним олигархам, это все – в глубине русского характера. Я приведу один такой пример в соответствующем месте из сусального писателя-эмиг­ранта Ивана Шмелева. Которому цены бы не было при коммунистах, не убей они по ошибке его сына. 

Неплохо говорит об этом энциклопедия: «В ходе естественного отбора преобразуется сама изменчивость: в дополнение к каждому наследственному уклонению, дающему хотя бы частичные преимущества при изменении внешней среды, естественный отбор подхватывает мутации генов-модификаторов, повышающих приспособительное значение данного наследственного уклонения и снижающие его неприспособительные проявления.  В процессе мутирования генов-модификаторов и комбинирования мутаций, идущего под контролем естественного отбора, новый мутантный ген, первоначально обычно рецессивный, становится доминантным. Для понимания деятельности отбора чрезвычайно важно представление о множественном действии гена. Это приводит к представлению о генетипической среде как комплексе генов, внутренне и наследственно воздействующих на проявление каждого гена в его признаке».

И еще одна цитата, как мне кажется, проливающая свет на «переселение народов», которого, по-моему, не должно быть в принципе, и я об этом подробно говорил в нескольких местах выше. Итак: «Поддерживаемый отбором уровень приспособленности обеспечивает выживание особей в тех условиях, к которым они  приспособлены. Поэтому распределение организмов в пределах области распространения данного вида  бывает неравномерным, они чаще выживают в более подходящих условиях. Так влияет естественный отбор на географическое  распространение организмов: в более благоприятной среде обитания возникают скопления, менее благоприятная – оказывается незаселенной». Это как раз и объясняет перенаселение горных цепей на всем земном шаре в древности, о котором сказано в географических предпосылках. И расселение по «своей» параллели, о котором я уже устал повторять.

Я выше говорил об одиночном, ставшим уже более или менее массовым, переселении горцев на Русскую равнину. Климат на этой равнине резко континентальный, но и в горах он резко изменчивый, хоть и не континентальный. Единственно, что не хватает, так это вида из окна, поэтому горцы и скучают, и любят свою бывшую родину за красоту, которая застряла в их генах, но предпочитают жить на новом месте, легче здесь жить. Я говорил о том, что татары и чуваши, венгры (угры) и корейцы, дагестанцы и азербайджанцы, финны и каракалпаки осваивали новые ареалы пребывания точно такие же по природным условиям, откуда их первородство. Но только это не надо путать с переселением народов, даже если их на прежнем месте ни одного сегодня не осталось, понимаемом, как собрала страна все свои пожитки и направилась вся целиком на новое место жительства.

Но ведь именно так нам историки и стараются объяснить сей феномен. Я же объяснял это переселением отдельных отщепенцев от народа, которые, переселившись, нашли на новом месте более благоприятные условия обитания и от этого начали сильно размножаться. Оставшееся на прародине большинство может в конечном итоге вообще вымереть или сравняться по численности с отщепенцами, и даже отстать от них по численности, отставая в размножении. Вот и получились, например, венгры, вообще забывшие, откуда они родом, и только язык их, не так быстро изменяющийся, выдал, что они не венгры, а угры зауральские. Вот почему и азербайджанцы, «вечно» живущие в Азербайджане, относятся к тюркской группе алтайской семьи народов. Да и сама американская нация возникла сплошь из отщепенцев, а теперь посмотрите, сколько их развелось, до трехсот миллионов с нескольких-то сотен тысяч.

Теперь надо несколько уточнить, как я и обещал выше, основную причину перехода от матриархата к патриархату. Братский клан первого рода способствует созданию народов, а сестринский клан первого рода (амазонки) не способствует, так как основная передача генной информации, причем весьма разнообразной из-за количества сперматозоидов, происходит через мужчин, а женщины только стабилизируют эту информацию.

Австралийские сумчатые медведи коала живут кланами в своем ареале, тщательно охраняя его границы. Однако в пору массового спаривания охрана границ снижается и начинается взаимопроникновение особей между кланами в зоне границы. Это почти в точности соответствует «пшеничному полю Геодекяна», о котором я упоминал в главе «Женщины». Главной особенностью этого поля является то, что в центре поля почти нет мутаций пшеницы, так как нет новой информации для накопления ее в жизни особей и отражения этой информации в генах. На границах же происходит наиболее массовые мутации из-за многих новых «впечатлений» от пыльцы не только своего вида, но и других видов растений, некоторые из которых, например, сорняки, стараются вытеснить пшеницу и занять ее место. И «окраинная» пшеница с помощью генного аппарата старается противостоять этому влиянию. И это только незначительная часть «окраинного генного влияния». Я, разумеется, не настаиваю на том, что медведи коала «умом» своим решили о расширении возможности своего генного совершенствования, как северные народы путем приглашения в постель своей жены чужестранцев, но что-то должно чисто внешне привлекать их особей к нарушению клановой «супружеской верности».

Я обещал хорошенько подумать о том, почему древние женщины страдали сильной сексуальностью и стремлением к перемене партнеров. Теперь можно об этом рассудить более подробно. Этап приобщения женщин к постоянной сексуальности вместо спорадической биологической сексуальности периода созревания яйцеклетки был становлением человека и выделением его из животного мира. Матриархат был в период острейшей нехватки женщин. Мужчины в это время научились делать женщинам подарки и проявлять остроумие для представления перед ними в более выгодном свете. В это же время человек создал всевластных и всесильных богинь-матерей, при которых боги-мужчины были только жалким отражением всемогущества женщин. Большего мужчины не могли сделать ничего.

Обратимся к женщинам. Согласно теории Геодекяна женщина чисто визуально определяет соотношение полов вокруг себя и рожает тот пол, которого недостает вокруг. Значит, организм женщин автоматически «заботится» о непрекращении рода человеческого. Но почему бы этой «заботе» не быть более широкой, включая сюда стремление к биологическому контакту на благо продолжения рода? Это же меньшая задача по сравнению с самой регулировкой будущего пола ребенка. Не большей задачей в смысле незатухания рода человеческого будет и стремление к совокуплению с возможно большим количеством мужчин с тем, чтобы методом проб и ошибок найти наилучшего производителя. История религий, мифов и древней литературы полна именно такой женской особенностью, вразумительного объяснения которой никто не давал, насколько мне известно.    

Презервативы, противозачаточные таблетки и искусственное вскармливание детей на нас еще отразится, если уже не отразилось. Начну с того, что значительный кусок общего формирования человека происходит в младенческом возрасте, поэтому вскармливание грудным молоком до трех лет, до периода полового псевдосозревания (об этом смотри выше), то есть продолжение генетического обмена, имело существенное значение. Теперь этого нет, и нет потому, что женщину сперва заставили в это время работать, а потом она уже захотела этого сама, такая эмансипированная. Презервативы почти ликвидировали возможность естественного отбора, ибо его снимают редко, и не в самых лучших случаях. Отсюда вытекает, что замужество, возведенное в ранг закона жизни человечества именно церковью, тоже сильно повредило естественному отбору. А мы все удивляемся, что очень много стало рождаться уродов вообще и умственных в частности. Супружеская верность – категория того же порядка. Ведь в истории и литературе тьма примеров, когда в угоду получения наследника на эту верность не только плевали, но даже и заставляли женщин «политически» изменить мужу. Тут и известная драма Островского, тут и пример Екатерины II.   

В предыдущей главе я несколько заскочил вперед в своих некоторых выводах, и они могли показаться вам малообоснованными. После этой главы, я считаю, что они доказаны. 

[ Оглавление ]

[ Назад ]                                    [ Вперед ]

 



Hosted by uCoz