Раз уж Вы попали на эту страничку, то неплохо бы побывать и здесь:

[ Гл. страница сайта ] [ Логическая история цивилизации на Земле ]

Земля, народы и государства в частной собственности

Часть 3. Середина

 

Философия Т. Бульбы «Я тебя породил, я тебя и убью»

в качестве пролога к «вымиранию динозавров»

На первый взгляд кажется, что это справедливо. Но это убийство внутри своего вида, что равно внутривидовому паразитизму, только что рассмотренному в предыдущей статье и не свойственное ни одному другому виду фауны на Земле в массовом порядке.

Здесь явная подмена понятий частной собственности естественной и неестественной, так же рассмотренной там же. Собственность естественная, повторю, это то, что произведено собственными головой, руками и ногами, собственность неестественная – это присвоение общественной собственности. Например, лесов, стад диких животных, месторождений полезных ископаемых, наконец, общественного кислорода воздуха для своей частной доменной печи.

Тарас Бульба считает, что произвел сына как удочку или каменный топор своими собственными головой руками и ногами, только в случае с сыном работал пенис, без головы, рук и ног. При этом мать вложила в сына гораздо больше, включая свою частную  плоть, да хотя бы и поровну, все равно сын как собственность отца только наполовину. Или совместная собственность, что еще сложнее, так как для убийства сына требуется непременное согласие матери. 

Теперь рассмотрим отцову половину. Во-первых, детей делают не ради них самих, а ради получения личного наивысшего удовольствия, так как некоторые самцы сразу же после совокупления погибают от перенаслаждения оргазмом. Во-вторых, фауна делает детей, даже не задумываясь о том, что она делает детей, так что дети практически – побочный продукт удовольствия, примерно как отходы кишечника или выдыхаемая углекислота. В-третьих, голова, руки, ноги не участвуют в этом деле, так что нет абсолютно никаких оснований считать ребенка своей собственностью, хотя бы наполовину. И даже забота о малолетнем ребенке не есть получение его в рабство. Забота всего лишь аванс для своей собственной беспомощной старости.

И я бы вообще не писал всей этой банальности, если бы гоям не вдалбливали, что Тарас Бульба – верх справедливости. Тогда как он, если бы он еще и съел собственного сына, был бы стопроцентным внутривидовым паразитом. А ведь любой паразит найдет миллион причин, чтоб оправдать свой паразитизм. И в ход пускается как хуцпа типа «сын убил своих родителей и просит суд его помиловать, так как он – круглый сирота», так и иезуитство, которое уж не надо объяснять. Добавлю только что хуцпа с иезуитством – такая чертовская смесь, что и названия ей адекватного не подберешь. Сформулированный мной ВЕК Г – это лишь тень.

Как же все это получилось? – Статья об этом.

Неестественная собственность – возникновение

Вы и без меня знаете, что ни Ротшильды (торговая марка), ни Абрамович без преступного обмана и за десять своих жизней не смогли бы выработать своими головой, руками и ногами даже миллионной части своих богатств. Но ваши собственные мозги так искривлены еврейской пропагандой ВЕКа Г, что вы готовы смириться с этим идиотизмом. Потому-то вас, «русских», евреи уже почти приучили, что «отобрать и поделить» неестественную собственность, это – собака Шариков. А вот отдать 200-м «русским народам за здорово живешь всю свою нефть, газ, леса и прочее с одной шестой части суши тому же Абрамовичу или Путину-царю, а через них – английским или итальянским евреям, – это не собака Шариков, это – вроде бы как нормально.

Между тем, если брать в расчет не только руки и ноги, но и голову, то неужто Абрамович умнее Ньютона, например? Разумеется, не умнее. Но Ньютон применил свою голову для блага всех людей, включая гоев, а Ротшильды и Абрамович применили свои мозги исключительно для себя, чтоб обожраться до дрисни за счет голодных. Вот в этом и заключается внутривидовой паразитизм. А купленный за тридцать сребреников олигархами ВЕК Г говорит, пишет и показывает по «ящику» «про собаку Шарикова».   

Вот и давайте посмотрим, как же это получилось?

Продукты первобытной справедливой мены никогда не вырабатываются сверх того максимума, который можно обменять на необходимые производителю предметы других производителей. Ни один дурак не будет ловить столько рыбы, чтоб она в куче сгнила около его хижины. Ни один дурак не будет лепить столько горшков, чтоб они горой лежали в его вигваме. Ну, и так далее. Вот это и есть свободный рынок справедливой мены, он сам себя регулирует. Примерно как в анекдоте. В деревне было два кузнеца и один бондарь. Подков было завались, а бочек не хватало для засолки огурцов. А тут возьми да и соверши бондарь еще и преступление. Приехал тиун и хотел забрать бондаря в тюрьму, а деревенский сход не дал, решили единогласно: пусть берет тиун одного из кузнецов, а бондарь пусть бочки клепает.

Ни один дурак-торговец не повезет из-за моря телушку ценою в полушки в единственном экземпляре. Он повезет стадо. Примерно как арабы ныне возят на бывшем супертанкере по 100 тысяч живых овец из Новой Зеландии разом. Но нигде ничего даром не дают. Меняют, как говорится, баш на баш. Поэтому торговцу нужен оборотный капитал, ибо торговля – это дорога, путь, а путь требует как времени, иногда полгода и более, и поддержания себя в пути, так и средства в натуральном (не денежном) виде для оптового начального, первичного обмена, который ныне называется начальной (стартовой) торговой закупкой.

Если бы торговец был генетически честным как абориген любой первобытной деревни, ему бы никогда не удалось сколотить оборотный капитал на расширенное воспроизводство первоначального обмена. Он бы повез, например, 100 глиняных горшков в деревню, где их не лепят, обменял бы их на 110 удочек, привез их в деревню, где лепят горшки, и обменял там удочки на 121 горшок. Ибо дорога требует затрат на транспорт и пропитание торговца в оба конца, тогда прибыль, например, в 10 процентов была бы ему справедливой оплатой, так что в деревню, где делают удочки, он повез бы вновь 100 горшков. В таком случае по результатам своего труда торговец ничем бы не отличался от оседлого аборигена любой деревни. Просто вместо ловли рыбы, лепки горшков или производства удочек он бы занимался транзитом между деревнями и, главное, был бы постоянно при одном и том же оборотном капитале, проедая вполне законную и честную прибыль.

В принципе, торговцы-переносчики могли возникнуть в любой и каждой деревне по всему земному шару, может быть, они и были, но так как были честны, их вытеснило торговое племя из Йемена. Примерно как обманщики-оптовики после дефолта вытеснили деньгами продажного российского правительства знаменитых челноков-единоличников начала нового капитализма в России.

К вопросу как возникло торговое племя и распространилось по радиусам из Йемена с тогдашним центром в Медине, я не буду вновь возвращаться, это рассмотрено мной многократно. Я лучше остановлюсь на формировании еврейского оборотного торгового капитала.

Когда не было евреев, вполне вероятно, что торговый капитал конкретной первобытной деревни являлся общественным, препорученным своим командированным честным торговцам, каковые совершали обменные вояжи наподобие как у Высоцкого «Поездка в город». Оно и сегодня в деревнях, не избалованных обилием номенклатуры товаров, поступают точно так же. Но такой оборотный капитал непостоянен, случаен, так как создается к случаю и растворяется в приобретенных товарах. Случаи могут быть самые различные и приурочиваются к определенному времени: ход лосося, осенний забой скота, уборка хлебов, выкачка меда и так далее и тому подобное. Именно поэтому возникали ярмарки, приуроченные к определенному времени года, когда со всех концов региона деревни свозили в определенное место каждая свой преобладающий товар (слово пока преждевременное), честно обменивала на необходимые вещи-продукты  и затем потребляла. Такая цикличность наблюдается поныне в первобытных народах, оторванных от цивилизации. Таким образом, справедливая древняя мена фактически не знает института постоянного оборотного торгового капитала. Ибо, повторяю, мена преследует не прибыль, а простое удобство иметь в своем распоряжении всю номенклатуру производства определенной деревни и даже региона.

Торговец только торгует, как все прочие лепят горшки, плетут корзины, ловят рыбу и тачают сапоги. Но тут есть одна вроде бы мелкая особенность, которая позволяет обойти первобытную диссоциацию честности – доверия (см. здесь). Дело в том что в деревне, производящей данный предмет, ставший товаром, все знают затраты труда на его производство и обман тут же будет наказан презрением или кое-чем серьезнее. А вот на производство привезенного издалека предмета, ставшего товаром, никто в данной деревне не знает затрат труда, поэтому обмен обманом (еще раз напоминаю слова – однокоренные) как бы сам напрашивается. Надо всего лишь потерять первобытный стыд. 

Вполне может быть, что первоначально затраты на транзит таковыми и были, то есть справедливыми, но тогда надо товар первого прибыльного обмена либо где-то украсть, либо добыть разбоем, так как торговец сам ничего не производит. Так как производство и кочевая торговля несовместимы, (о цыганах – другая статья). Другими словами, чтобы что-то продать, это что-то надо закупить. Так что без оборотного капитала торговля немыслима. Но как его создать?

Нет другого способа создать торговый оборотный капитал как обман, обмен с обманом. То есть торговая прибыль должна быть заведомо больше самих затрат на торговлю, включая сюда прожитье торговца. Именно поэтому торговец ищет длинный путь своему товару, чтобы ни один человек в пункте продажи никогда не догадался, сколько же истинная цена закупки. Причем длинный путь может быть не таким уж длинным, например, переплыть широкую реку или преодолеть горный перевал.

Вот и вышло, что за морем телушка  – полушка (четверть копейки), но рубль – перевоз, прибыль – 40100 процентов или в 401 раз дороже покупной цены. Отсюда следствия:

  1. Оборотный капитал создается очень быстро, затем почти мгновенно начинает превышать разумные пределы, необходимые собственно для торговли.
  2. Для этого надо всего лишь много врать. Например, о Змеях Горынычах на пути, о Сциллах и Харибдах и т.д.
  3. От постоянного вранья пропадает первозданная совесть, и неумеренное стяжание становится не позором, а – доблестью, но только внутрикорпоративно. В результате начинается бессмысленное соревнование между торговцами за обладание наибольшим капиталом, и торговец становится могильщиком человечества, не исключая самого себя.

Когда оборотный торговый капитал превышает необходимую для осуществления торговли меру, просто капитал становится самоцелью, естественно, в своем кругу. Вот тогда и возникает потребность в установлении института частной собственности, которая вначале из-за простой жадной дурости прячется в пирамидах и зиккуратах.

Гои же, производя столько, сколько съедят и, живя в согласии с окружающей средой, не знали института неумеренного стяжания, не представляют и теперь, как это можно владеть городами, лесами, полезными ископаемыми и вообще всей планетой. В результате у гоев нет, и никогда не было стремления положить свою жизнь единственно на стяжание и накопительство, гораздо приятнее воспользоваться другими радостями жизни. Поэтому гои всех народов и стран живут примерно в одинаковом достатке, и у них не было, и нет причин выдумывать частную собственность как всепоглощающий институт. И даже, если гою перепадет какая-нибудь крупная собственность, сверх дома, дачи и автомобиля, он тут же пускает все это на неумеренное потребление. Это у него в генах.  

Гои никогда бы не задумались насчет того, кто после его смерти будет махать его каменным топором, унаследует набедренную повязку, в то время как значительная частная собственность торговца требует институтов олицетворения, владения, распоряжения, пользования, защиты. И все эти институты были созданы торговцами.

Самое смешное, что вначале собственность была отождествлена с товаром, что устроило корифеям-историкам неразрешимую головоломку. Они до сих пор в «Британнике» пишут что санскритское «пра» надо понимать как собственность, хотя дословно переводят как «перед», «прежде», «близко к»,  «от имени». То есть это «то, что прежде, чем прибудет», или «что отделяет индивидуума и вещь друг от друга». А также отношение лиц друг к другу, или разделение, отделение «меня» и «тебя» («вас») по расстоянию и времени.

Несомненно, это товар и его оптовое перемещение, но само отождествление товара и собственности показывает, что именно торговцы выдвинули институт собственности, которую не произвели собственной головой, руками и ногами. А как она у них образовалась, я вам уже сказал, обманом при обмене, торговлей.

Так что олицетворение собственности в человеке, который эту собственность не производил – это высшая математика для первобытного общества, но как ее втолковать человеку, который не умеет досчитать до трех? – Да очень просто. Магически-анимистическое понятие высшей силы, то есть примерно бога, и дураку известно. Вот надо и сказать, что торговцев сам бог избрал для этого дела, а коли избрал, то и наделил собственностью. – Вопросы есть? – Вопросов нет, а коли есть, то спросите у бога, если у вас с ним прямая мобильная связь как у нас.

Вы думаете даром первые евреи, еще санскритские, свою родню по нисходящей линии кличут пра-пра-пра-бабушка и пра-пра-пра-дедушка? Наконец, праотец, имея в виду бога? То есть, полноценный синоним товара-собственности пра, передающиеся им по инстанции родословной, чтобы гои думали, что у евреев большая, сверх всякого гойского представления, собственность была всегда. Представили? – У всех собственности нет, кроме каменного топора и набедренной повязки, а у евреев – есть, так бог Яхве велел. Скоро этого бога мы сделаем и вашим, гои, богом, только он вам собственности не даст, не изберет вас.

А вы не знаете, что весьма загадочных готов, вестготов там и остготов, непонятно откуда взявшихся на мировой арене, создавших в Европе готическую архитектуру и прочие готические вещи, а затем неизвестно куда пропвших, и переводить не надо, так как гот – бог. И почему только историки-корифеи об этом не догадываются, хотя эллины – тоже боги (от еврейского Эл – бог, Элоим – боги), только якобы греческие. – Да потому что все корифеи-историки – евреи. Впрочем, как и священники всех церквей выше деревенского попа, да и те почти все – русифицировавшиеся евреи. 

Вы никогда не задумывались о слегка идиотском триединстве собственности (владение, пользование, распоряжение)? Вам ведь сказали, что в Древнем Риме так сформулировано, ну, и все привыкли, особенно корифеи-юристы, на 90 процентов евреи. Но забыли сказать, что никакого Древнего Рима в природе никогда не существовало (см. мои другие работы, хотя бы вот эту).

Допустим, вы срубили удилище в ближайшем тальнике, надергали из лошадиного хвоста волосинок и сплели леску, в кусте боярышника нашли подходящую колючку и из всего этого соорудили себе удочку. Вы владеете этой удочкой? – Так никто и не спорит. Вы пользуетесь ею? – Разумеется. Вы подарили удочку соседскому пацану? То есть распорядились ею. Так зачем тогда этот триумвират? Тут без триумвирата все понятно. – Не скажите! Это с удочкой все понятно, а вот при миллионе удочек, хранящихся на складе у еврея, который их никогда не делал и не знает, как их делают, – триумвират нужен.

Владеть миллионом удочек с точки зрения полуобезьяны – идиотизм и несбыточность, поэтому надо специально вас заострить на том, что владеть можно, но только еврею, так как ему бог Яхве разрешил этот якобы идиотизм. Миллионом удочек одному еврею рыбачить-пользоваться невозможно, поэтому он 999999 удочек сдаст в аренду – распорядится. Так что триумвират нужен исключительно евреям и то только на первых порах, он им развязывает руки в глазах первобытного честного гойского общества. И одновременно с потолка берется как бы закон, что миллионом удочек, попавших к торговцу от пра-пра-пра-предков, владеть избранным обезьянам можно. (Кстати, предок тоже с тем же корнем «пра», что, в частности, показывает – именно евреи дали исток всем земным языкам).

В рассматриваемые времена евреев было мало, а гоев – до хрена, и гои, естественно, не могли понять, почему это еврейская собственность в таком непотребном количестве закрепляется за одной семьей и даже за одним человеком. Именно поэтому Мишна, Талмуд и Библия начинаются с того, что частная собственность в непотребном количестве якобы была всегда, с самого сотворения и даже до сотворения, так как Творец (именно человек или, хотя бы, в его образе) имел в своей собственности материал для поделки Мира. Чтоб гои в предстоящих веках не могли даже задуматься на предмет того, что на заре веков у любого землянина не могло быть даже два топора или набедренных повязки. Поэтому следующий институт, созданный евреями для защиты своей собственности, вообще не касался гоев. Я имею в виду суд на основе частного права.

Только еврейский суд на основе частного права не надо путать с гойским судом на основе гражданского права, прообразом которого была порка детей матерью по собственному усмотрению. У меня гражданское право рассмотрено в другой работе, поэтому я о нем – в двух словах: кодекс частного права в среде евреев один, а кодексов гражданского права у каждого судьи – свой.    

Еврейский суд на основе частного права у меня тоже рассмотрен, поэтому скажу здесь лишь то, что он действовал исключительно для торгового племени в Медине, разработан до тонкостей еще до написания Библии и сам Моисей именно там учился еврейской юриспруденции. И недолюбливают Моисея евреи именно за то, что он этот суд распространил в городе Византий на гоев и еврейских священников для гоев: «не судите, и не судимы будете».

Но вот что интересно в связи с неестественной собственностью. Ни одному еврею якобы не пришло в голову поставить предел стяжанию неестественной собственности в одних руках. – Быть такого не может, если вы ознакомитесь, до каких тонкостей были разработаны частное право и еврейский суд в Медине (Посреднике). Значит, что? – А то значит, что идея приходила лимитировать неестественную собственность в одних руках, только какой еврей ее будет пропагандировать в гойской среде. Напротив, эту очевидность следует прикрывать от взора гоев, глобально рассредоточивая неестественную еврейскую собственность между своими, избранными. А уж этот факт говорит, что евреи прекрасно осознают порочность беспредельного накопления неестественной собственности в одних руках.

Нельзя сказать, чтобы гои всего этого не замечали. Поэтому и вырабатывается, и спонтанно существует в каждом гое и во все века антиевреизм, переделанный евреями в уголовное преступление – антисемитизм, размазанный по всем семитам, большинство которых не евреи, а – арабы, не изобретавшие прибыльной торговли.

Очень богатых евреев это не затрагивало, они давно уже были фараонами, высшими церковными иерархами и прочими дворянами и жили за каменными стенами, отвечая на любое гойское недовольство усмирительной наемной силой. Но среднее и низшее звено торгового племени, живущее непосредственно на виду у гойских народов, в их гуще, и регулярно околпачивающее гоев, непременно должны были получать свою долю бытового антисемитизма. [*]  Именно поэтому евреи с библейских времен подделываются под гоев, в антисемитские времена закладывая собственность в клады, меняя фамилии на гойские, переходя в любую первую попавшуюся церковную конфессию, в семитские же времена все возвращая на круги своя, что разрешено и даже приветствуется их богом Яхве.     

Деньги, менялы, банки, пустые бумажки и недвижимость

Вообще говоря, оборотный торговый капитал, даже превысивший разумную величину для единичного торгового оборота, должен копиться евреями в протухающей рыбе, глиняных горшках, каменных топорах или удочках, но они его хранят во всеобщем эквиваленте. Вот к нему и перейдем.

Нам врут, что именно деньги – всеобщий эквивалент, но это не так. Грубо говоря, всеобщий эквивалент – скрытое или явное владение, пользование и распоряжение нашей планетой со всем, что у нее имеется внутри и снаружи, включая флору, фауну и, естественно, нас с вами, гоев. Теперь о деньгах, хотя я о них уже и писал, только рассматривал их с другого боку.

Деньги есть еврейские и гойские. Первые еврейские деньги – соль, потом дошли до меди, серебра-золота и разных драгоценностей типа бриллиантов и полотен Рафаэля. Гойские же деньги – клочки звериных шкурок (куны), редкие ракушки (перевезенные из мест, где их много, в места, где их мало), бисер из аравийского песка и вообще – стекляшки (недаром в Йемене процветала цветная стекольная промышленность), ну, и разумеется, нынешние разноцветные бумажки.

Основное отличие еврейских денег от гойских – их номинал в равном весе. Так вот, номинал еврейских денег в одинаковом весе или объеме примерно в 1000 и более раз больше, чем номинал гойских денег. Я к этому пришел без всякой высшей математики, но вам историки и банкиры этого никогда не скажут, а сами вы – недогадливые.

Представьте, в какой-нибудь Древней Греции, Персии, Китае или в столь же Древней Руси согласно бумажной истории при цене коровы в несколько копеек (центов) крепостной люд (рабы) направо и налево оперируют золотыми и серебряными монетами величиной с нынешний «железный» пятирублевик. Так как меньше монет ни в одной нумизматической коллекции ни в одном из музеев вы не найдете.

Теперь представьте, на сколько частей надо разрубить золотой наполеондор, чтоб купить копеечную на медные деньги овцу. Понятно, что наполеондор (а Наполеон умер в 19 веке) надо распылить на атомы, атом – овца. Понятно, что золотых монет простой гой никогда не имел. Но и серебро дешевле золота примерно в 50-60 раз. Тут уж можно говорить о гойских монетах, но вес и величина их будут все же не годны для овцы, так как вместо золотых атомов монеты из серебра будут как молекулы у помидоров или арбузов – невооруженным глазом заметить можно, но пальцами взять нельзя. Остается медь, она дешевле золота примерно в 1800-2000 раз, дешевле серебра в 30 раз. Так что 30 помидорных молекул детскими пальчиками или пинцетом можно взять, но не мужицкими натруженными руками.

И что мы тогда имеем? – А мы имеем то, что деньгами, которые нам показывают в музеях, простые гои начали пользоваться не ранее 18 века, и то – исключительно медными. И только  для покупки овцы. А если курицу надо покупать? Или пареную репу?

То-то и оно. Тут надобны куны, кусочки шкурки куницы, какие-нибудь ракушки или бисер, причем бисер из песка – самая превосходная и адекватная валюта: за наперсток бисера – быка, за одну штучку – курица.

Выходит, что бисер, куны и ракушки до изобретения бумаги были гойскими деньгами, ибо даже пергамент значительно дороже куньей шкурки. А вот бумага уже гораздо дешевле даже бисера из песка.

Итак, деньгами из драгметаллов пользовались исключительно евреи, особенно при эстафетном транзите, например, шелка из Китая и драгоценных камней из Индии в Европу. Поэтому евреи и чеканили монеты из драгоценных металлов, чтобы обеспечить функционирование эстафетного транзита.

Теперь вам будет легче понять то, что я написал в работе – гойские деньги должны постоянно, неуклонно, но с разной скоростью во времени, обесцениваться с тем, чтобы добавочно обирать гоев в процессе не только торговли, но и хранения и оборота гойского капитала. Еврейские же деньги в длительной перспективе должны только расти в цене, на некоторые мгновения, заранее известные евреям, с тем, чтобы цена их «внезапно» перекрыла прежнюю цену.

Делается все это очень просто, ведь гои давно догадались о еврейской страсти к золоту. Так вот, как только гои начинают зарабатывать своих бисерных гойских денег чуть больше, чем требуется на еду, они начинают покупать лишние полузолотые колечки, и это евреям ни к чему. Тогда евреи массово пропагандируют чего-нибудь такое вроде мобильных телефонов по цене чуть меньше автомобиля, а себестоимостью в овцу, или ту же ипотеку на жилье, напоминая, что нет лучше вложений, так как жилье только растет в цене, причем значительно быстрее золота. Охмуренные вроде бы как халявой гои бегут в ломбард, сдают золото за полцены, чтобы получить бисеру и купить мобильник или вложиться в ипотеку. Естественно, цена на золото обрушивается, евреи его скупают, цены на мобильники и квартиры растут, но по инерции гои готовы платить больше. Наконец весь бисер у гоев кончается, все золото уже у евреев, мобильники и квартиры приближаются по цене к себестоимости и, естественно, гойские «вложения» в мобильники обращаются практически в нуль. А с ипотечными квартирами еще хуже. Их ведь гои покупали в долг и этот долг теперь раз в пять больше, чем можно выручить за квартиру. Причем гой уже заплатил за ипотеку в три раза больше, чем квартира его ныне стоит. Поэтому гой выбрасывается на улицу, а уже трижды им оплаченная квартира переходит к ипотечному заимодавцу, еврею, который за нее уже получил трижды. Тогда гой продает последнее полузолотое колечко, сняв с пальчика жены, чтоб дети не подохли с голоду на суровой природе без крыши над головой. Естественно, цена золота еще больше снижается, и его остатки оказываются у евреев. Но главное не в этом.

Главное в том, что после такого шока гои не будут интересоваться золотом, в зависимости от стадии своего развития, от 100 до 10 лет. Тем временем, евреи переключаются на гоев – добытчиков золота, которые стали жить, по их мнению слишком хорошо, и они сдают евреям золото по себестоимости, тогда как прочие гои вообще вычеркнули из своих надежд купить жене колечко.

Но еще главнее то, что приведенный мной пример, только одна из тысяч еврейских «наработок» как присвоить все золото на Земле, недаром евреи, даже самые бедные, никогда в жизни не продают золото, они его только покупают, копят и оставляют в наследство. Золото продают только гои.            

Ныне мы подошли к тому, что все золото где-то прячется у евреев, исключая обручальные «золотые» колечки с 41,7 процентами меди. Не верите? – Говорите, что золото в Форт-Ноксе и швейцарских банках? Нет там золота, исключая показушный склад в телевизоре. – Опять не верите?  – Тогда почему как только лопается какое-нибудь государство, иногда на 1/6 части суши как Россия уже дважды, никогда не находится золотого запаса, как будто его корова языком слизнула. Россия, например, занимала второе место в мире по добыче золота, добывала где-то по 3 тысячи тонн в год, а у гоев серебряное обручальное колечко на пальце считалось высшим богатством. Лопались и другие страны, и тоже ни малейшего следа от имевшегося у них золотого запаса. Вот лопни сейчас США (кажется, это уже недалеко) и вы сами убедитесь, что золота в богатейших США вообще нет.

Небольшое отступление ради алиенов

Некоторые аналитики так удивляются факту отсутствия золотого запаса даже у очень богатых лопающихся стран, что они выдвинули теорию пришествия евреев из космоса, с какой-то планеты, кажется, Нибиру. Дескать, на Нибиру большая нехватка золота, так как оно шибко расходуется на какую-то нибирскую жизненную необходимость. Поэтому Нибирский Верховный Совет посылает своих конкистадоров на другие планеты, те в облике евреев добывают у гоев желтый металл и регулярно отправляют его на Нибиру ракетами, или даже телепатически, я уже не помню.

Теория, безусловно, красивая, только она годна для двух случаев.

Во-первых, для разжигания эмоций у не слишком обремененных мозгами гоев, на которых действует гораздо больше логики эмоциональный настрой типа «Бей жидов – спасай Россию», так как они космические пришельцы и нечего их жалеть, какой же дурак пришельцев будет жалеть? – Внушение чистой эмоции по Геббельсу.

Во-вторых, с учетом во-первых, для разжигания страха у евреев, которых я считаю и называю ессеями. Дело в том, что ессеи не платят взносов в синагоги, так как им не с чего их платить, ибо они не банкирствуют, не торгуют, а если торгуют, то – честно. И не работают на «Радио Эхо Москвы» и подобных каналах, где платят хорошо и не беспричинно (см. ВЕК Г). Причем ессеев – немало, а хасидские кассы слишком перенапряглись в связи с нынешней еврейской глобалистской тенденцией. Поэтому ессеев банкирам не жалко отправить под нож тех, кто упомянут во-первых.

Оба эти случая очень привлекательны для Ротшильдов (торговая марка) – действительных владельцев как гоев, так и евреев на побегушках. Ротшильдов никто никогда не достанет при любых катаклизмах, так как эти катаклизмы (войны, революции, перевороты и т.д. вплоть до рукотворных катастроф типа Чернобыля) ими и планируются, и осуществляются. Поэтому они знают заранее, где спрятаться. Только не надо считать их алиенами с планеты Нибиру, я расшифрую это чуть ниже. Евреев на побегушках в связи с бурным их плодоношением ныне больше чем китайцев, поэтому Ротшильдам их жалко примерно как прошлогодний снег. Ессеи же вообще давние противники Ротшильдов. А вот когда расплодившиеся евреи на побегушках и гои враждуют – для Ротшильдов – манна небесная, речка с кисельными берегами. «Разделяй и властвуй» именно ими придумано во времена Козимо Медичи, а вовсе не в Римской империи, каковой не было.        

Продолжение про деньги, менял, банки, пустые бумажки и недвижимость

Беспредельное увеличение товарного капитала торговца не может быть изначальной самоцелью, оно возникает в результате конкуренции между торговцами, а конкуренция не предполагает дружбы, она предполагает вражду. Вражда же предопределяет распыление евреев по радиусам из одной точки. Распыление предопределяет заражение всей Земли одним и тем же недугом. И если бы это было не так, то, начиная с созвездий на небе и связанных с ними функции богов, счетом до десяти, скрытой похожести всех земных языков и письменностей и заканчивая стандартизованными правилами обманной торговли всем и вся и движения капитала, не сделались бы до поразительности одинаковыми по всей Земле.

Как я уже сказал, накопление любых товаров широкого потребления не есть хорошее помещение капитала. Товары портятся, морально устаревают, выходят из моды, занимают слишком много места, поэтому и применено золото, которое добывается с большим трудом, не портится и не занимает много места. О его универсальности говорит тот факт, что с Медины и фараоновых времен до наших дней к золоту прибавилось только два всеобщих эквивалента – платина (дороже золота в два раза) и палладий (дешевле в два раза), причем палладий – в самом конце 20 века.

Разграбление еврейских пирамид, зиккуратов и городов еще до нашей эры показало, что очень много золота хранить в одной куче тоже чревато, а рассредоточишь в разных потайных местах типа тайги, пустынь и вечных снегов – или сам забудешь, куда разложил, или внезапно помрешь с крестиками на карте в собственной голове. И наследники ничего не получат. Кстати, именно так большинство добытого золота безвременно пропадает, ибо хранится оно со времен отказа от пирамид и зиккуратов в таких местах, о которых ни одна живая душа не догадается. И мне это напоминает высшую справедливость, именно так она должна выглядеть. Но сейчас не в справедливости дело.

Дело в том, что торговать и хранить быстро накапливающуюся прибыль в золоте стало невмоготу одному человеку, одной семье, когену – слишком большой объем умственной работы, ибо даже сегодня изощренная деятельность банков не может быть сосредоточена в одном лице, требуется многочисленная и скрытно взаимозависимая корпорация. Поэтому торговцы перешли на кредит, а кредиты сосредоточились у тех, кто насобачился хранить золото (банкиры-кредиторы).

Только не надо банкиров путать с так называемыми менялами, сидящими, например, на Перекопе и разменивающими рубли на пятаки, дирхемы – на пенсы. Безусловно, такие менялы были, например, в каждых воротах любого города, примерно как нынешние валютные «обменники» на каждом московском углу. Но ведь суть банков не в обменниках, сами понимаете. И не банкиры произошли от менял, менялы произошли от банкиров, точнее наняты банкирами на низкооплачиваемую работу, примерно как уборщики мусора. А уборщица что в банке, что в супермаркете – суть одна. И это специальная еврейская хуцпа л менялах, чтоб гои не знали суть банкирства.

Главное отличие банка и банкира от торговли и торговца то, что торговец всегда в пути с товаром, наедине с многочисленными опасностями, а оптовая цена этого товара – в глубоком подвале банка под надежной охраной и криптовывеской. И еще главнее то, что торговцы из своей среды произвели банкиров, но банкиры в конечном итоге прибрали к рукам и начали доить торговцев. Примерно так же как некогда приживалы-левиты взяли верх над своими хозяевами коганим (когенами).

Когда банкиры выстроили торговцев по ранжиру, они принялись за простых смертных гоев, но это уже не история, это сегодняшний день, поэтому замолкаю.

Еще одно отступление ради евреев – гойских иерархов, евреев-разбойников, евреев-князей и евреев-банкиров

Без этого отступления нам не разобраться.

Итак, я уже писал, что левиты захватили власть над главами торговых семей (коганим), но власть должна подкрепляться. Она может подкрепляться чистым страхом как при Сталине, услугами власти своим подвластным (это сейчас рассмотрим) и страх и услуги примерно напополам (то, что сейчас в мире происходит, поэтому – не история, а только пища для нее).

Левиты навыдумывали для гоев целую кучу религий, которые позволяли торговцам успешно среди гоев торговать, чтоб гои не сомневались, что «за морем телушка – полушка, но рубль – перевоз». Естественно, когда религии были созданы,  левиты поумнее перешли в эти религии главными иерархами, потом, когда их стало много те, что поглупее – простыми попами. Это у меня рассмотрено, поэтому остановлюсь, чтобы сказать новенькое.

Но для новенького мне понадобятся сначала еврейские казаки-разбойники (хотя я их многажды рассматривал), а потом – переход евреев-иерархов гойских церквей со службы торговцам на службу разбойникам. И тем самым создастся предпосылка к рассмотрению частной собственности на весь земной шар.

Кратко говоря, казаки-разбойники произошли от изгнанных из среды торговцев Каинов с печатью на лбу. Так как изгоняться им было некуда, кроме как в гойскую среду, то они и стали евреинами-богатырями русских сказок типа Ильи Муромца и Соловья-разбойника с дружинами из чистых гоев. Начали они с ограбления торговых караванов своих бывших сограждан, закончили – взятием еврейских торговых городов, в которых сделались князьями, обложив и гоев, и торговцев данью себе на прожитье. Потом, естественно, дошло дело до создания прагосударств уже в междоусобных войнах разбойников, появились первые императоры-разбойники типа Македонского или разных там селевкидов. Естественно так же, что императоры, цари и короли обросли дворянством из наиболее алчных и бессовестных сподвижников-дружинников. Вот тут-то церковные иерархи для гоев и перешли к разбойникам на службу, а торговля стала не чисто еврейским предприятием. Чисто еврейским предприятием сделались банки.  И было отчего.

Вот эти разбойные ребятки и придумали иметь в собственности царства-государства или более – менее значительный кусок «ленной» земли с живыми гоями (дворянство). Вернее, даже не придумали, это само собой получилось. Ведь у разбойников все чужое силой отобранное становится мое. Частично перешедшие же к разбойникам на службу бывшие еврейские левиты, ставшие гойскими патриархами и римскими папами, придумали и кое-как обосновали разбойное право владеть, пользоваться и распоряжаться завоеванным разбоем как якобы полученным в подарок от всеобщего бога Саваофа. И у евреев до сих пор даже для этого термин имеется, называется право хазака. Откуда, собственно, и сами казаки-разбойники по разбойному праву.

Что-то я забыл про банкиров, а они мне прямо вот тут нужны.  

Продолжение про деньги, менял, банки, пустые бумажки и недвижимость

Вы и без меня знаете, что разбойный менталитет заключается в двух словах: добыл – прогулял и начинай сначала. Именно поэтому первыми и главными знакомцами разбойников являются менялы, и сейчас вы поймете, почему?

Разбойник, пока не сделался князем, добывает разбоем не то, что ему хочется потреблять, а то, что случайно попадется в разбойном набеге: товары при ограблении каравана, предметы роскоши при ограблении городов, вольные люди, которых еще надо сбыть в рабство оптовым покупателям, например, в Кафе. Но какой дурак пустит разбойника в Кафу (Феодосия), его дальше Перекопа вообще не пустят, если у него нет денег, чтобы покупать и потреблять то, что ему хочется, в основном, водку и закуску, ну и, женскую «любовь», разумеется. Примерно как сегодня на всем южном побережье Крыма.

Именно для этого у перекопских ворот с каменной совой над ними сидит, посаженный банкирами, меняла. Или вы думаете, что тысячу лет назад через Перекоп сновал честной народ как ныне на эскалаторе метро? Тогда вам надо сперва к монаху Мальтусу, а потом уж – сюда. Именно меняла обменивал совершенно за бесценок награбленное добро (упомянутые товары, предметы роскоши и людей) на звонкую монету, на которую уже можно вдоволь погулять уже за Перекопом, у теплого моря, прежде чем заняться новым грабежом. Или вы сами ни разу не отдыхали в Крыму, в том числе и нынешние грабители? При этом вы никогда не считаете нынешнего менялу в окошечке банкиром. Меняла у банкира служит.

Другое дело, когда разбойник сделался, как я сказал выше, князем, например, в Киевской, Московской или Владимирской Руси, (см. мои другие работы). Тогда, как писал один иностранец в 16 веке о Московии, «и земля, и леса, и реки, и озера, и люди – все принадлежит князю», добавив к этому перечню «честь и совесть». И это была вторая, расширенная частная собственность на несотворенное лично тобой. Первая частная собственность была еврейско-торговая, но она действовала только среди торговцев, не затрагивая гоев, тогда как вторая частная собственность уже относилась к самим гоям и их землям. 

Как первая, так и вторая частная собственность переворачивала массовое сознание первобытных гоев с ног на голову, была абсолютно неприемлема разумом. Но раз Яхве или как его там, Иегова велел, то чего же тут поделаешь. «Чудь белоглазая, не знающая оружия», смирилась, и ее погнали в Кафу на веревке собственные князья. Не в саму Кафу, конечно, а до перекопских ворот, где сдавали за бесценок менялам, а на вырученные деньги приобретали византийские предметы роскоши и дамасской стали клинки. А то Носовский никак не могут догадаться, откуда абсолютно у всех русских князей, начиная с «защитничка» Александра Невского, взялись мечи и боевые шлемы с «персидскими надписями».

Не сами князья, конечно, к Перекопу ходили с живым товаром, они для этого чересчур обленились, они сбывали перекупщикам – волжским (бродники) и донским казакам-разбойникам, которые не успели пока сделаться русскими князьями. Они болтались на Волге около Царицына и на Дону около Саркела (тоже Царицын, т.к. цар = сар) случайным разбоем торговцев, следовавших с Баскунчака в Будапешт. Так постепенно казаки-разбойники сделались оплотом русских тронов, но так как этот процесс у меня многократно описан, остановлюсь пока, а то про банкиров я опять забыл.

Еврейские банкиры оперировали исключительно золотом и аналогичными металлами и обслуживали исключительно еврейских торговцев, но настала пора и им поучиться у разбойников, сделавшихся князьями. И действительно, почему непомерная собственность должна ассоциироваться исключительно с золотом? Разве плохо владеть, пользоваться и распоряжаться совершенно как золотом «и землей, и лесами, и реками, и озерами, и людьми, и честью, и совестью»?

А предпосылки у банкиров для этого были великие. Дело в том, что князья, как и вообще все разбойники, были (как и нынешние бандиты) непредусмотрительными, их интересовали только две вещи: разбой и послеразбойное проматывание добычи. Третьего им не было дано, если не считать за третье междоусобицы, в результате которых и начали выкристаллизовываться прагосударства. (Кстати, первое настоящее государство, основанное на им же изобретенном католичестве, сотворил Козимо Медичи – читайте, читайте мои работы, мне сейчас не до разъяснений разъясненного).

На междоусобицы требуются великие деньги, ибо времена каменных топоров прошли. Из собственных рабов делать бесплатную армию научились только в 19 веке, но тогда уже на оружие денег тратили в несколько раз больше, чем на прокорм солдат.

«Где деньги, Зин?», как пел Высоцкий. – Все деньги у банкиров, а воевать князьям надо позарез, или хотя бы подготовиться к войне, вдруг сосед нападет. Банкиры с большим удовольствием давали, причем обеим сторонам конфликта разом: если одна из сторон банкрот, то другая – в двойной прибыли.

Сперва просто давали деньги в кредит по настоятельным просьбам, понравилось, стали изобретать конфликты, натравливать князей-разбойников друг на друга, примерно как Гитлера со Сталиным. И по сей день так идет. Но не в этом дело.

Доходы у банкиров стали такими, что стало не хватать наличного мирового золота, чтоб доход «обналичить». Да и недостаток есть у золота. Дело в том, что с возникновением князей и прагосударств, а вместе с ними и частной собственности на землю, леса, реки, озера, людей, на честь и на совесть», прямое владение, пользование и распоряжение этими ресурсами по сравнению с золотом давало значительно больший простор стяжательству и неконтролируемому накоплению богатств. Вплоть до всей Земли в частной собственности одного человека.

В общем, дело дошло до того, что банкиры начали скупать у разбойников города, угодья, ленные замки и целые княжества, дело подходило к покупке империй. А надо сказать, что к этому времени разбойники уже давно забыли, что они разбойники, они и сами поверили вместе с подопечными гоями, что их избрал Яхве или Золотой телец, теперь уж никто и не помнит, как это было. Главное, что они «имеют честь» и готовы за нее откусить друг другу головы. И банкиры – не исключение.

В обычной истории, которой по наущению евреев задуряют гойские головы, этот процесс представлен как переход от феодализма к капитализму. Историков не смущает следующее:

1. Откуда мог взяться император, князь и их шестерки феодалы, если известно, что был Каин, но скрыто, как образовались казаки-разбойники и чем они фактически занимались и к чему пришли. Ведь пришли они именно к феодализму, а рабство – лишь частный его случай, когда из-за недостатка разбойных денег приходилось продавать своих кормильцев-крестьян, сперва в Кафе, а потом – друг другу.

2. Капитализм возник раньше феодализма, с первыми торговцами на заре писанной евреями истории, когда они для исключения случайностей в закупке товаров у первобытных гоев для последующей перепродажи с прибылью организовали товарное производство в своих торговых городах. При этом рабство и феодализм исключены так как рабочей силы в городе на порядки больше чем торговцев. И такую уйму физически сильного и выносливого народу невооруженным торговцам невозможно держать ни в рабстве, ни в феодализме. Значит, был капитализм, на первом этапе в виде хлеба и зрелищ для трудового гойского народа, потом дошло до заработной платы. Другими словами производительные силы и производственные отношения двигались от капитализма к феодализму, а не наоборот, как врут еврейские историки.

Кстати, «имеют честь» как раз те, кто ее не имеет. Ибо разбойник и честь – понятия несовместимые. То же самое можно сказать и о профессиональных военных, то есть профессиональных убийцах, которых в лучшем случае можно понимать как палачей.

В общем, скупать неестественную собственность банкиры начали, да кто же им позволит? Я ведь недаром упомянул, что разбойные еврейские князья и дворянство заговорили о какой-то «чести», препожалованной им главным богом. И я недаром упомянул, что разбойники не слишком большого ума люди. Зато еврейские церковные иерархи, в основном гребущие деньги с рядовых трудовых гоев, должны были и жить среди гоев, но «под рукой» разбойников. Как тут не будешь к разбойникам прислуживаться в смысле обоснования их вечной власти над неестественной собственностью. Так что разбойники и иерархи сделались, как говорится, два сапога – пара. Не без внутренних трений и перетягивания каната друг у друга.

Что касается банкиров, то они считали себя пупом земли, каковому сподвижники и союзники не требуются. И просчитались. Школьная псевдоистория с «римских» времен и даже чуть ранее полна запретами для еврейских банкиров скупки так называемой недвижимости, в основном земель с гоями и ресурсами. А по моей терминологии неестественной собственности. Но петух прокукарекал, а солнце хоть и не всходи. Из чего же этот запрет проистекает? – У записных историков не из чего. Запретили и все, не с той ноги утром встали.

Только вы не забывайте, что речь у меня идет именно о еврейских князьях и иерархах для гоев, о банкирах вы и без меня знаете, а то вам историки с первого класса задурили головы, дескать они из самих гоев произошли. Как бы не так.

В общем, у еврейских князей-разбойников уже отчасти сформировалась подневольная армия с благословением церковных еврейских иерархов на убийство, а у банкиров ничего кроме золота не было. Зато желания приобретать неестественную собственность хоть отбавляй. А князья по глупости имели отличную память, они знали, что продадут и пропьют немедленно и пренепременно, по крестоносцам Медичи видно. А завтра что будут кушать? Кредит на войну с соседом брать – другое дело. Вдруг повезет и владения удвоятся.

Вот отсюда и запрет.

Банкиры призадумались

Они воочию убедились насколько сильны церковные иерархи в воздействии на гоев, поэтому их надо взять под собственный золотой контроль. Это сделал Козимо Медичи Старший, Отец народа, попросту первый римский папа. Но об этом у меня столько написано, что лень повторять. В общем, он к 1462 году наполнил папскую казну до отказа, и на этой основе создал «римскую» империю в Европе, хотя она и называлась империей Карла V. И хотя в школьной истории все время речь ведется об императорах, королях и землевладельцах помельче типа князей и графов, но из всех исторических щелей сквозят региональные епископы - действительные владельцы, пользователи и распорядители этих «земель помельче». И все они (как солдаты подчиняются сержанту) подчинены папе. То есть, номинально власть светская, а фактически – церковная, с главным банкиром в римских папах.

Но Козимо не учел одного обстоятельства. Епископы были, по-нынешнему говоря, чиновниками, с самовольничанием, взятками, подхалимажем к папе, тогда как князья были суверенны, нахраписты и отважны. Кроме того, епископы при них были примерно как отделы нынешней ФСБ при губернаторах России, так что любви и взаимопонимания между ними было раз, два и обчелся. И дополнительно, князья боролись за общее, так сказать, дело, поэтому их действия были однонаправлены против папы и они сами представляли в этом отношении монолит, тогда как грызня чиновничества (епископов) вам и без меня известна. Поэтому, хотя католической империи на всю Европу (включая Россию по известной унии 1437 года) не получилось, тем не менее, государства со светской властью по общим интересам сформировались, в которых епископы служили и вашим и нашим.

И первое, что все эти государства решили, это в очередной раз запретили еврейским банкирам скупать недвижимость, хотя историки и выдают этот факт в целом для евреев, но, например, часовщик или наборщик не много недвижимости скупит.

Тогда банкиры сделали ход конем, вернее, сразу тремя, двумя своими и одним чужим.

Во-первых, они с фанатизмом неописуемым стали бороться за права человека, имея в виду себя, так как гой – не человек. И относительно быстренько по историческим меркам, притом почти одновременно по всей Европе, получили эти права (за дополнительной справкой сходите вот сюда). И это означало ни что иное, как право на скупку банкирами недвижимости. Все иное – семечки.

Во-вторых, банкиры впервые объединились, в истории-врунье это записано как пять сыновей Амшеля Ротшильда, вроде бы появившегося на свет как черт из табакерки, которые захватили пять главнейших банков Европы и направили их по единому руслу. Это позволило создать единый ВЕК Г (ссылку я давал). Поэтому отныне любой закон любой страны принимается в основном с учетом интересов Ротшильдов (торговая марка) и частично – в интересах простых евреев. 

В-третьих, я недаром сказал, что третий ход – чужим конем. Дело в том, что банкиры помнят, сколько раз им запрещали скупать недвижимость, это мы забыли. Поэтому отныне владеть, пользоваться и распоряжаться тем, что сам не производил своими собственными руками, можно опосредованно, с помощью акций, облигаций и прочих такого же рода штучек, каковые сами по себе абсолютно ничего не стоят. Для этого этими пустыми бумажками надо всего лишь управлять примерно как бумажными деньгами, накачивая и откачивая их цену. (Загляните в мои «Динозавры вымирают…»).  При этом все золото, которое не пошло на электронику и обручальные гойские колечки, должно находиться в каком-нибудь зиккурате или пирамиде, например в Гренландии или Антарктиде, куда не только простому гою, но и подавляющему большинству правителей государств нет доступа.

Конечно, историки-евреи-корифеи по еврейско-банкирскому заказу представляют вам всю эту кутерьму как нарождение капиталистических отношений и похороны капитализмом феодализма, притом в среде гоев, а не в среде борьбы противоположностей явных и неявных еврейских разбойников. В каковой борьбе гоям вообще места нет, их место у станков и в поле, а также в «елочке», в которой колхозных коров доят.

Что касается философии Тараса Бульбы, то я ее перенес в следующую статью, так как мне надо еще раз здесь сказать о двух типах капитализма, о «священности» частной собственности и о том, что «права человека» – это исключительно права евреев.

Я думаю, вы уразумели, что первый капитализм устроили в своих городах евреи-торговцы, его можно назвать производственно-торговым капитализмом. Второй капитализм (это тот, о котором вы читаете в исторических книжках) создали банкиры (банкирский капитализм), изловив в сетях дефолтов бывших казаков-разбойников, ставших князьями, каковые и устроили меж этих двух капитализмов – феодализм с частным случаем – рабовладением, либо продажей в рабство собственных «подданных».

Представьте себе, что слишком мало людей с капиталом в 10-60 млрд. долларов, но не забывайте, что все они принадлежат Ротшильдам, во всяком случае, Ротшильды могут из каждого из них сделать полного банкрота, а банкротские деньги окажутся у них самих. Значит, Ротшильды владеют, пользуются и распоряжаются практически всей планетой Земля. И владения 6 млрд. земных гоев – ноль. Или могут быть обнулены фондовым, кредитным, валютным кризисами. Кризисом корпоративной задолженности (ликвидности), экономическим, производственным («перепроизводство», что само по себе – глупость) и так далее кризисами. Каковые Ротшильды пекут как автомат – пончики.

Теперь спросите сами себя: «И это есть священная собственность?» Впрочем, не отвечайте, а просто призадумайтесь.

Вы, я вижу, и призадуматься не хотите. Тогда перехожу к Правам Человека, каковые по факту надо понимать исключительно как Права Еврея.      

17.10.08.

  

Продолжение, как сами видите, следует…



[*] Не надо двойных стандартов

 

«Свои согласие с декларацией, а также мнения и пожелания, посылать по адресу info@ihaal.com.  где указывается имя и фамилия, город, страна (по возможности  полный адрес), e-mail».

                    Из письма И. Шумаха мне

 

Я, Борис Синюков, автор «Логической истории цивилизации на Земле» (http://www.borsin1.narod.ru/) по получении приглашения от Игоря Шумаха, главного редактора Международного историко-аналитического альманаха (http://www.ihaal.com), дать свое согласие с нижеследующей Декларацией:

«1. Мы выступаем за историческую науку без политики. Мы против идеологизации истории.

2. Мы не поддерживаем и не разделяем любые расистские и антисемитские взгляды. Мы против шовинизма и национальной розни. Мы выступаем против любых форм дискриминации во всех сферах общества.

3. Мы за научные дискуссии в исторической науке без навязывания политических и идеологических ярлыков»,

 

сообщаю, что я приветствую Декларацию и буду согласен с ней, если из нее будет удалено выделенное и зачеркнутое слово «и антисемитские».

 

Соображения у меня следующие:

1. Слово «антисемитизм» ныне относится исключительно к евреям, хотя семитами являются многие народы. Поэтому в настоящее время это слово неадекватно семантическому его содержанию.

2. К прочим, нееврейским семитским народам слово «антисемитизм» никогда не относилось, поэтому устоявшаяся практика применения его исключительно к евреям является, с одной стороны, дискриминацией остальных народов-семитов, с другой стороны, – присвоением себе евреями «избранности» среди всех остальных семитов.

3. Употребленное в Декларации слово «антисемитизм», особенно, если его понимать, как ныне, относящимся только к евреям, ставит евреев в исключительное положение по отношению ко всем остальным тысячам народов. Ибо рядом с «антисемитизмом» должны быть упомянуты, например, «антирусизм», «антикитаизм», «антифранкизм» и так далее чуть ли не до бесконечности. Тогда «антисемитизм» будет рядом со всеми прочими упомянутыми словами в равном праве. Но в Декларации этих слов ведь нет. Значит, налицо дискриминация, а дискриминация не есть хорошо. И не только дискриминация. Особое, предпочтительное выделение из тысяч одного есть шовинизм, или как сами о себе думают многие евреи – «избранность». И это не лучше дискриминации. 

Таким образом, употребленное в Декларации слово «антисемитизм» есть проявление еврейского шовинизма и дискриминации всех неевреев. Но Декларация провозглашает нетерпимость шовинизма и дискриминации. Значит, в ней – двойной стандарт. И это не есть хорошо.

 

С уважением, Борис Синюков, Россия, Москва, borsin1@yandex.ru

18 сентября 2008.  

 

Hosted by uCoz